Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

этих строк еще в 1912 г. имел возможность в Ясной поляне видеть и перечитать с разрешения С. А. Толстой те «Записные книжки», о которых она говорит. Точнее, это были отдельные, разноцветной плотной бумаги, ровно обрезанные в восьмушку листы. Их было около сотни; С. А. их уже переписала, но, проверяя по оригиналу, я внес ряд поправок, главным образом, в неразобранные ею или неверно прочтенные, старинные слова и специальные термины. Спустя семь лет, производя музейную опись в Ясной поляне, уже после смерти С. А., я не видел вновь оригинала, и теперь материалы эти известны пока лишь в копии, исправленной, как сказано, мною, но, конечно, не вполне, так как тогда не было возможности навести справки». («Новый мир», 1925, № 5, стр. 26.)

В настоящее время этот оригинал, как и «Бумаги Петра», хранится в АТБ. В виду того, что записи представляют собою отдельные разрозненные листки, последовательный порядок текста не мог быть установлен с полной достоверностью. Первая С. А. Толстая пыталась расположить текст в известной последовательности. В ее копию были внесены поправки А. Е. Грузинским в связи с расположением материала. Мы отступаем от намеченного в копии порядка, главным образом, при группировке разделов № 17—25, в которых мы усматриваем хронологическую последовательность. Кроме известной условности в расположении материала, в записях имеются неточности, допущенные самим Толстым. Это в особенности касается перевода дат дневника Корба, проставленных у автора по новому стилю, — их Толстой весьма неточно переводил на старый стиль. Имеется также ряд других ошибочных дат. В публикуемый в настоящем издании текст внесены исправления, сделанные на основании сличения выписок Толстого с теми историческими источниками, из которых он их заимствовал. Всякий раз такие исправления оговариваются в сноске. Не всегда правильная последовательность текста, сложность самих записей — компилятивный их характер, а также несомненное пользование Толстым кроме печатных материалов и рукописными, не позволили свести все записи Толстого к определенным источникам, которыми он пользовался. Надо также помнить, что время наиболее интенсивных занятий Толстого над историческими материалами падает на юбилейный 1872 г., когда праздновалось двухсотлетие рождения Петра I. По свидетельству Межова за этот год вышло свыше тысячи названий книг, журнальных и газетных статей, посвященных Петру I и его времени. При обильно поступавшей в Ясную поляну прессе теперь трудно установить, что могло попасть в поле зрения Толстого. Отсюда пропуски в отнесении ряда выписок к определенным источникам. Оговорим это по разделам, согласно приведенным выше заголовкам.[1]

Первый раздел: «Москва — Города» составлен Толстым по двум томам Истории Соловьева и по двум книгам Забелина: «Домашний быт русских

  1. В «Бумагах Петра» таких мест, которые остаются неподведенными под цитаты из определенных источников, очень мало. Остались певыявленными последние три строчки третьего листа («Общее»), а также список разных яств и продуктов, перечисленных на том же листе. Отдельные выражения и имена, которые не покрываются приводимыми источниками, столь отрывочны и немногочисленны, что мы их специально не оговариваем: в печатаемом тексте их легко установить, так как они обычно сопровождаются знаком вопроса в редакторских скобках. В других случаях они выделяются тем, что не замыкаются ссылкой на определенную страницу источника. Таковы: стр. 394, 395.
669