Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

эпохи». [1] Вслед за ним и П. И. Бирюков в своей биографии заключает: «Л. Н. написал несколько начал, но всеми был недоволен и принужден был наконец оставить эту работу».[2] Очень категорично у А. Е. Грузинского: «Можно предположить с уверенностью, что почти всё, что вообще Толстой успел изложить на бумагу из романа, было сделано в данную зиму 1872—1873 гг.»[3] И в другом месте: «Работы над «Петром» остановились как-то сразу в марте 1873 г.».[4] Также у В. И. Срезневского: «По мере изучения эпохи, постепенно он совершенно разочаровался в личности Петра... В середине марта 1873 г. его захватил другой замысел».[5] Лишь Б. Л. Модзалевский совершенно правильно указывает в одном примечании к письмам Толстого и H. Н. Страхова: «...эпохи Петра Великого, которою [Толстой] занят был в 1873 г. и которою не переставал заниматься в 1879 г.».[6]

Благодаря «Анне Карениной» образуется значительный перерыв в работах Толстого над «Петром». В связи с этим можно отличать два периода работ Толстого над историческим романом: 1870—1873 гг. и с 1877 по 1879 г. Перерыв, образуемый «Анной Карениной», дает некоторые вехи и в смысле хронологии написания отдельных отрывков. Так, с несомненностью можно сказать, что вариант № 7 (рукоп. № VIII), в которой четвертый абзац начинается с фразы: «Всё смешалось в царской семье», — написан до приступа к работам над «Анной Карениной». Эта фраза, стилистически родственная классическому началу «Анны Карениной»: «Всё смешалось в доме Облонских», могла быть написана только до первой главы «Анны Карениной», ибо из напечатанного текста Толстой не мог бы перенести эту форму начала в другое произведение. Дальнейшая работа Толстого над «Петром» сопровождалась не менее усидчивым чтением материалов по этой эпохе. Такие фундаментальные произведения, как «Дневник Корба», «Раскольничьи дела» Есипова и «Статистика Кириллова», могли быть присланы Толстому по его запросу не ранее февраля 1873 г. В Яснополянской библиотеке сохранились книги Кириллова и Есипова. Книга Есипова испещрена многочисленными отметками Толстого, а Корб почти сплошь использован в выписках, сделанных на отдельных листках (они напечатаны в настоящем томе, стр. 414—444). Имея в виду, что раскольничьими делами Толстой интересовался по преимуществу в конце 1870-ых гг., следует думать, что изучение книги Есипова не может быть отнесено лишь ко времени до середины марта 1873 г.

В том самом письме к Голохвастову, в котором Толстой запрашивал его о перечисленных книгах, он писал также: «Есть у меня еще надежда на родословные. Не знаете, нет ли чего в этом роде? В особенности Шереметевы и Апраксины». В ответном неопубликованном письме от 27 января 1873 г. Голохвастов указывает Толстому, что Шереметевы имеются

  1. Берс, стр. 45.
  2. Б, 2, стр. 203.
  3. «Новый мир», 1925, стр. 27.
  4. Там же, стр. 36.
  5. Л. Толстой. Полное собрание художественных произведений, III. Л—М. 1929, стр. 534.
  6. ПС, 2, стр. 215
633