Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

ЖИТИЕ И СТРАДАНИЕ МУЧЕНИКА ЮСТИНА ФИЛОСОФА.

В свою «Азбуку» Толстой включил несколько небольших статеек из житий святых («О Филагрии монахе», «О дровосеке Мурине», «Житие преподобного Сергия Радонежского» и др.). В связи с этим у него явилась мысль заняться изданием отдельных книжек для народного чтения житийного характера. В ноябре 1874 г. он писал П. Д. Голохвастову: «Вы говорили, что Леонид знаток житий и готов помочь составлению чтения для народа. Не будет ли он так милостив составить список наилучших, наинароднейших житий из Макарьевских, Дмитрия Ростовского и Патерика. Я хочу попытаться не переделать, а выбрать для народного чтения и издать». Несколько дней спустя он пишет уже самому Леониду: «П. Д. Голохвастов сообщил мне радостное известие, что дело составления для народа книги чтения, составленной из избранных житий, не только одобрено вами, но что вы не отказываетесь даже в своем личном содействии этому делу. Постараюсь при первом досуге воспользоваться вашим разрешением побывать у вас и переговорить подробно обо всем, теперь же мне хочется как сумею, изложить мой взгляд на это дело и вызвать ваше, так высоко ценимое мною мнение о нем. В предполагаемой мною книге (или ряде книг) я разделяю две стороны: форму — язык, размер (т. е. краткость или длину) и содержание — внутреннее, т. е. нравственно-религиозные основы, и внешнее, т. е. описываемые события... 1) По языку, я думаю, надо начать с Макарьевских житий в роде ⟨Евлогия⟩ тех, которые напечатаны в моей азбуке, и 2) по размеру самые краткие, переходя постепенно к более трудным по языку, до языка Дмитрия Ростовского, и по размеру до жития хоть Николая Чудотворца... Вообще по языку я предпочитаю простоту и удобопонятность, и сложный язык допускал бы только тогда, когда он живописен и красив, как он бывает часто у Дмитрия Ростовского». В свою очередь, архимандрит Леонид, бывший гвардейский офицер, впоследствии постригшийся в монахи в Оптиной пустыни, человек образованный, археолог, библиограф и писатель, отвечал Толстому письмом, в котором выражал свое сочувствие задуманному им делу издания народных книг, взятых из житий святых. Толстой отвечал ему (март — апрель 1875 г.): «Получив ваше письмо, я получил большое духовное наслаждение. Я читал выражения дорогих для меня взглядов на дорогое мне дело,

617