Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

начали поступать пожертвования, как со стороны частных лиц, так и со стороны различных учреждений и организаций. Еще несколько лет спустя местные жители с благодарностью вспоминали о помощи, оказанной им Толстым в этом деле. «Когда в 1881 году, — пишет А. С. Пругавин, — нам пришлось посетить Бузулукский уезд, то от крестьян Патровской волости мы слышали много рассказов о сердечной заботливости, которую проявлял Толстой, живя среди них во время голодовки 1873 года, как он лично обходил наиболее нуждающиеся крестьянские дворы, с каким вниманием входил он в их интересы и нужды, как он помогал беднякам, снабжая их хлебом и деньгами, как он давал средства на покупку лошадей и т. д. Воспоминание об этой деятельности знаменитого писателя и до сих пор сохраняется в среде крестьянского населения Патровки, Гавриловки, Землянок и других сел того района».[1]

Статья о Самарском голоде вошла в Собрание сочинений Л. Н. Толстого лишь в посмертном, 12-м издании С. А. Толстой (Часть 16-я, М. 1911, стр. 347—355).

Рукописного оригинала статьи не сохранилось; печатаем ее по тексту «Московских ведомостей».

————
О НАРОДНОМ ОБРАЗОВАНИИ.
ИСТОРИЯ ПИСАНИЯ И ПЕЧАТАНИЯ СТАТЬИ «О НАРОДНОМ ОБРАЗОВАНИИ».

Вопрос о лучшем способе обучения безграмотных чтению к письму издавна интересовал Толстого, и он еще в 1862 году посвятил ему особую статью: «О методах обучения грамоте», напечатанную во 2-й книжке его педагогического журнала «Ясная поляна»» (см. 8-й том настоящего издания). 7 июня 1873 г. он напечатал в «Московских ведомостях» открытое письмо, в котором предлагал лицам, интересующимся делом народного образования, и в частности вопросом о наилучшем способе обучения грамоте и письму, «сделать опыт обучения нескольких учеников» по различным методам, для определения наиболее легкого и простого способа обучения. С этой же целью он пригласил и нескольких учителей ближайших деревенских школ, для того чтобы вместе с ними проверить результаты его собственного метода. 16 октября 1873 г. С. А. Толстая писала своей сестре Т. А. Кузминской: «В том доме у нас целая толпа учителей народных школ, человек 12-ть, приехали на неделю. Лёвочка им показывает свою методу учить грамоте ребят и что-то они там обсуждают, навезли много ребят из Телятинок и Груманта, таких, которые еще не начинали, и теперь вопрос о том, как скоро они выучиваются по Лёвочкиной методе».[2]

По этому же вопросу о лучшем методе обучения грамоте Толстой обратился и к председателю Московского комитета грамотности И. Н. Шатилову, с которым он был лично хорошо знаком. В заседании Московского комитета грамотности от 23 октября 1873 г. председатель И. Н. Шатилов «просил высказаться по поводу предложения гр. Л. Н. Толстого — проверить на опыте его способ обучения грамоте, причем гр. Л. Н. Толстой заявил И. H. Шатилову, что этот опыт обучения он желал бы произвести в присутствии гг. членов комитета, с целью определения, насколько его способ обучения прост, удобопонятен для каждого мало-мальски способного учителя и насколько быстро посредством этого способа обучения можно выучить читать». Это заявление вызвало продолжительные прения, причем некоторые из членов комитета (Д. И. Тихомиров, Н. П. Малинин)

  1. А. С. Пругавин, стр. 34.
  2. Архив Т. А. Кузминской в ГТМ.
592