Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

для обучения деревенских ребятишек чтению и письму. 2 февраля 1872 г. гр. С. А. Толстая писала своей сестре Т. А. Кузминской: «Мы вздумали после праздников устроить школу, и теперь каждое после обеда приходят человек 35 детей, и мы их учим. Учат и Сережа, и Таня, и дядя Костя, и Левочка, и я. Это очень трудно учить человек 10 вместе, но за то довольно весело и приятно».[1] 20 февраля и сам Толстой пишет об этом Фету: «Еще новость, это то, что я опять завел школу; и жена, и дети, и мы все учимся, и все довольны».[2] 3 марта пишет он о том же Страхову: «Жизнь наша в деревне та же. Прибавилось новое только — школа крестьянских детей, которая сама собой завелась. И всё нас с детьми моими очень занимает».

Об этих занятиях Толстого с крестьянскими детьми сохранились некоторые сведения и у его сына, Ильи Львовича, который также принимал в них участие: «Когда мне было 6 лет, я помню, как папа учил деревенских ребят. Их учили в «том доме»,[3] где жил Алексей Степаныч,[4] а иногда и в нашем доме внизу. Деревенские ребята приходили к нам и их было очень много. Когда они приходили, в передней пахло полушубками, и учили их все вместе и папа, и Сережа, и Таня, и дядя Костя.[5] Во время уроков бывало очень весело и оживленно. Дети вели себя совсем свободно, сидели, где кто хотел, перебегали с места на место и отвечали на вопросы не каждый в отдельности, а все вместе, перебивая друг друга и общими силами припоминая прочитанное. Если один что-нибудь пропускал, сейчас же вскакивал другой, третий, и рассказ или задача восстанавливались сообща».[6]

«Азбука» Толстого вышла в свет в начале ноября 1872 г. и вызвала в печати целый ряд рецензий. Большинство рецензентов, признавая высокие достоинства языка и изложения автора, отрицательно отнеслись к его педагогическим взглядам, приемам и методам, в особенности по отношению к обучению грамоте и письму. Толстой не признавал так называемого звукового метода, считая его совершенно неподходящим к духу русского языка и заимствованным у нас от немецких педагогов; поэтому в своей Азбуке он ввел усовершенствованный им буквослагательный метод, который он считал более свойственным русскому народному духу. Наоборот, рецензенты отстаивали звуковой метод, как наиболее легкий и простой, и резко критиковали метод, предложенный Толстым, доказывая, что он представляет собой вариацию стародавнего способа «азов», отвергнутого новой, научной педагогией («С. Петербургские ведомости», «Вестник Европы», «Семья и школа», «Современность», «Народная школа» и др.). Толстой, впрочем, довольно равнодушно отнесся к этим нападкам; еще до выхода его Азбуки в свет он писал Страхову: «Издавая «Войну и мир», я

  1. Подлинник хранится в ГТМ.
  2. «Мои воспоминания» А. Фета. Часть II, стр. 248.
  3. Так назывался каменный флигель, в котором и раньше, в 1860—1862 гг. происходили занятия в Яснополянской школе.
  4. А. С. Орехов (ум. 1882 г.) — Яснополянский приказчик; ранее слуга Толстого, которого он брал с собою в Севастополь.
  5. Константин Александрович Иславин, дядя С. А. Толстой.
  6. И. Л. Толстой, «Мои воспоминания», изд. «Мир» М. 1933, стр. 29.
587