Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана


Под 29 октября: «Левочка пытался заниматься».[1] В этот же день Толстой писал Страхову: «... не мог ничего делать всё это время... Работа всё нейдет».[2] Но уже 31 октября Лев Николаевич читает Софье Андреевне новое начало романа. На другой день (1 ноября) она так записывает об этом в своем дневнике: «Вчера утром Левочка мне читал свое начало нового произведения. Он очень обширно, интересно и серьезно задумал. Начинается с дела крестьян с помещиком о спорной земле, с приезда князя Чернышева с семейством в Москву, закладка храма Спасителя, богомолка баба старушка и т. д.».[3] На другой день после этой записи (2 ноября) С. А. Толстая писала Страхову: «[сегодня Лев Николаевич] занимался всё утро, очень устал... Начало нового произведения написано; работа умственная Льва Николаевича идет самая усиленная, а план нового сочинения по-моему — превосходен».[4] В этот же день Софья Андреевна писала и сестре: «Левочка же теперь совсем ушел в свое писанье. У него остановившиеся странные глаза, он почти ничего не разговаривает, совсем стал не от мира сего и о житейских делах решительно не способен думать».[5] Под 4 ноября в дневнике Софьи Андреевны записано: «Левочка не пишет почти и упал духом».[6] Под 6 ноября: «Скучает, что не может писать; вечером читал Диккенса «Domby and Son» и вдруг мне говорит: «Ах, какая мысль мне блеснула!» Я спросила, что, а он не хотел сказать, потом говорит: «Я занят старухой, какой у ней вид, какая фигура, о чем она думает, а надо главное ей вложить чувство. Чувство, что старик ее Герасимович сидит безвинно в остроге, с половиной головы обритой, и это чувство ее не оставляет ни на минуту».[7] Под 7 ноября: «Он [Лев Николаевич] повеселел, и мысли его для писанья уясняются».[8] Под 11 ноября: «Левочка сегодня говорил, что у него в голове стало ясно, типы все оживают, он нынче работал и весел, верит в свою работу».[9]

Под 16 ноября: «Левочка говорит: «Все мысли, типы, события — всё готово в голове». Но ему всё нездоровится, и он писать не может».[10]

На основании приведенных свидетельств Софьи Андреевны можно с полной уверенностью утверждать, что написанное в октябре — первой половине ноября мы имеем в сохранившихся 6-й и 20—24 рукописях.[11] Это, во-первых план (рук. 6), начинающийся словами: «Борисовка...»[12] и, во-вторых, третья группа «начал» (20—22 рукописи). План явно свидетельствует о том, что теперь Толстой задумал начать повествование

  1. Там же, стр. 120.
  2. ПС, стр. 194.
  3. Дневник С. А. Толстой, I, стр. 120.
  4. Письмо не опубликовано; подлинник в ГТМ.
  5. Письмо не опубликовано; подлинник в ГТМ.
  6. Дневник С. А. Толстой, I, стр. 121.
  7. Там же, стр. 122.
  8. Там же, стр. 122.
  9. Там же, стр. 123.
  10. Там же, стр. 124.
  11. См. описание рукописей, стр. 535, 537—538.
  12. См. стр. 256 — 257.
505