Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

Первое есть отношеніе живого къ не живому — пониманіе его. Второе — отношеніе живаго къ живому и непониманіе его разумомъ, но полное знаніе его изнутри, непосредственно, знаніе самого себя. —

Законы неорг[аническіе] относятся только къ неживому, живое же внѣ этихъ законовъ и законы его недоступны разуму. —

————

Что реально: неорганич[еское] или органич[еское]?

Матеріалисты говорятъ: неорганическое. Имъ кажется, что то, что они знаютъ разумомъ, то реально. Но они забываютъ, что разумъ есть результатъ жизни органовъ жизни и потому знаніе это только относительно. Они говорятъ: понятіе души нереально. Но понятіе души есть понятіе жизни (организма), которое мы не познаемъ чувствами, органами и разумомъ, но непосредственно познаніемъ жизни. —

Безъ сознанія жизни и объединенія (организма) мы нетолько не понимали бы живаго, но и ничего мертваго. Матерія, пространство, плотность, число, — все вытекае[тъ] изъ объединенія.

Поэтому реально одно сознаніе себя объединеннымъ, живымъ организмомъ, и потому пониманіе всего безконечнаго числа объединенныхъ существъ и въ противуположность еще необъединенныхъ.

Что же есть сознаніе объединенія? — Интеллектъ, воля, любовь.⟩

————

Оказывается, что мы знаемъ и можемъ знать вполнѣ — не разумомъ — только живое. Дѣлая же отвлеченія разумомъ отъ нашего знанія живаго, мы находимъ и законы неживаго. —

Теперь же матерьялисты дѣлаютъ обратную ошибку: желая все опредѣлить разумомъ, они отбрасываютъ непосредственное, не разумное знаніе живаго и берутъ за знаніе только[1] отвлечете отъ этихъ знаній, прилагаемое къ неживому, и съ этимъ орудіемъ подходятъ къ своему источнику (живому), желая объяснить его, и сталкиваются съ невозможнымъ. Невозможно это, во первыхъ потому, что, хотя и во всемъ живомъ сразу⟩ является подтвержденіе всѣхъ законовъ неживаго, но⟩ сущность жизни ⟨очевидно⟩ всетаки оказывается внѣ этихъ законовъ. Если бы кто хотѣлъ объяснять химическія явленія тяготѣніемъ. Тяготѣніе несомнѣнно дѣйствуетъ на каждый атомъ во время сродства, но химическое сродство дѣйствуетъ еще сверхъ тяготѣнія.

Невозможно это, во вторыхъ потому, что законы, предлежащія къ объясненію изъ міра живаго явленія, безчисленны и до безконечности разнообразны и, хотя понимаемы нами совершенно ясно, не могутъ быть подведены подъ законы. —

  1. Зачеркнуто: примѣне[ніе]
346