Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

Въ положеніи первыхъ находятся дикіе народы, ⟨приходящіе постоянно въ столкновеніе съ мертвыми силами и вслѣдствіе того⟩ для единства пониманія придавшіе жизнь морю, грозѣ, идоламъ; и въ положеніи вторыхъ находятся ученые натуралисты нашего времени, для единства пониманія отрицающіе дѣленіе на живое и мертвое и старающіеся объяснить все живое изъ законовъ мертваго.

Различіе между ученымъ и дикимъ состоитъ ⟨только⟩ въ томъ, что дикій, зная законы міра живаго, но не зная ⟨общихъ⟩ законовъ міра неживаго, предполагаетъ, что во всѣхъ явленіяхъ міра проявляются силы живыхъ существъ. Ученый же,[1] зная законы міра неживаго и не зная или не желая знать законовъ міра живаго, предполагаетъ, что всякое явленіе міра живаго есть только послѣдствіе общихъ законовъ неживаго, ⟨что (точнѣе сказать) каждое живое существо есть только результатъ воздѣйствія законовъ неживаго на это объединенное существо; но явленіе объединенія будетъ для него такъ же, какъ и для дикаго, несомнѣнное данное, ничѣмъ не объяснимое.⟩

Я очень хорошо знаю, что новая школа мыслителей[2] не признаетъ за собой этаго недостатка. —

Они скажутъ: мы признаемъ вполнѣ различія органическаго и неорганическаго міра; но мы видимъ, что въ мірѣ органическомъ дѣйствуютъ безъ малѣйшаго измѣненія все тѣ же законы, которые дѣйствуютъ въ мірѣ неорганическомъ, и потому не видимъ причины; почему мы должны приписывать значеніе необъяснимому разумно понятію жизни. Если что и остается неяснымъ въ самомъ понятіи организма, то мы, съ одной стороны (убѣжденны[е] въ тѣхъ быстрыхъ шагахъ, которые дѣлаютъ наук[и] для объясненія единств[а] этихъ явленій), надѣемся, что все неясное скоро будетъ объяснено; съ другой стороны, допуская дѣленіе на неорганическое и органическое, мы отъискиваемъ законы развитія организмовъ, происхожденіе ихъ и пр., и надѣемся и на этом пути привести все къ единству.[3]

Отвѣтъ этотъ чрезвычайно силенъ вообще и въ особенности для тѣхъ, которые вкусили соблазнительн[ой] прелести изученія естественныхъ наукъ, въ кот[орыхъ] такъ точно, ясно и неотразимо, опытами и наблюденіями доказывается общность и несомнѣнность приложенія открытыхъ законовъ для всего существующаго. —

Допущеніе подраздѣленія міра на органическій и

  1. Зачеркнуто: будетъ ясно видѣть и въ силахъ доказать,
  2. Зач.: не останавливается передъ этимъ вопросомъ, а принимаетъ явленіе объединенія живаго (органическаго), какъ что то нетребующее никакого объясненія, и въ мірѣ живаго отъискиваетъ законы, руководящія живымъ.
  3. Зач.: Но не говоря уже о томъ, что всѣ эти законы далеко не представляютъ той точности и доказательности, какую имѣютъ законы міра неживаго, я для философскихъ цѣлей не могу слѣдовать за ними, не могу даже признавать какого бы то ни было значенія за этими законами.
342