Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

волшебной сказкѣ, много денегъ, а другой попадалъ въ тюрьму или подъ кнутъ, такъ удивился сначала, а потомъ плѣнился этимъ міромъ, что весь отдался ему. Значеніе законовъ, словъ, выражающихъ ихъ, онъ совсѣмъ не понималъ и не искалъ ихъ пониманія, но онъ понималъ хорошо ихъ дѣйствіе, какъ человѣкъ играющій или поющій, не зная звуковъ, владѣлъ ими. Онъ имѣлъ даръ, искусство дѣйствовать въ этомъ мірѣ такое, что приказные знатоки удивлялись ему. И первые удачные шаги на этомъ пути еще болѣе утвердили его въ этой дѣйствительности и заставили его полюбить ее. Онъ, какъ художникъ, съ любовью, съ страстью занимался этимъ дѣломъ и теперь, живя в Петербургѣ, когда дѣло по прошенію повѣреннаго князя перешло въ Государственный Совѣтъ, только однимъ имъ и занимался, и просыпаясь и засыпая только думая о немъ.

Со стороны Одуевскаго дѣло велось вяло и потому, что Одуевскій никакъ не могъ вѣрить, чтобы на него, добраго человѣка, никого никогда не обижавшаго, обрушилась бы ни за что, ни про что такая бѣда, изъ за которой онъ потеряетъ все свое состояніе, и отъ кого? Отъ Излегощинскихъ мужиковъ, которые крали у него лѣсъ, и которыхъ онъ сколько разъ прощалъ, и которые всегда, хотя чужіе были, такъ ему покорны и почтительны, и потому еще, что ненавидѣлъ судиться, ненавидѣлъ и презиралъ этотъ самый темный міръ, который новизною своею и могущественностью такъ плѣнилъ Мирона Иванова, міръ, въ которомъ копошились грязные съ продажной совѣстью приказные и главное, потому что онъ не имѣлъ охоты къ этому. Если онъ и защищался и выигралъ дѣло въ Уголовной палатѣ, по рѣшенію которой засадили буйствовавшихъ на межѣ мужиковъ въ острогъ, что такъ противно было характеру добродушнаго Одуевского, то это онъ сдѣлалъ по наущенію своего дѣльца, двороваго Ильи Митрофанова, такого же охотника до сутяжничества, какъ и Миронъ Ивановъ. И если онъ перенесъ дѣло въ Государственный Совѣтъ, то это онъ сдѣлалъ по требованію своего Шурина Нащокина, который, узнавъ совершенно неожиданное рѣшеніе Сената, присудившаго Одуевскаго къ уплатѣ 110 тысячъ, присталъ къ нему, чтобы онъ занялся дѣломъ, если не хочетъ остаться безъ гроша.

————

Съ новаго года ходатаи съ обѣихъ сторонъ Миронъ Ивановъ, Илья Митрофановъ и самъ Одуевскій были въ Петербургѣ и неусыпно хлопотали о дѣлѣ, которое готовилось къ слушанію.

Прежде было рѣшено составить засѣданіе Государственнаго Совѣта 13 Января. Но болѣзнь Государя, которому должно было быть представлено утвержденіе мнѣній Государственнаго Совѣта, остановила собраніе Совѣта, и только 23 вновь было предположено Собраніе. Въ этотъ промежутокъ обѣ стороны не теряли времени и подготовляли членовъ Совѣта и дѣйствовали на Истомина [?] и простыхъ Секретарей.

290