Открыть главное меню
Эта страница не была вычитана

поэтому ему не должно предпринимать ничего, и ждать того, чтò должно совершиться.

XX.

У Ростовых, как и всегда по воскресениям, обедал кое-кто из близких знакомых.

Пьер приехал раньше, чтобы застать их одних.

Пьер за этот год так потолстел, что он был бы уродлив, ежели бы он не был так велик ростом, крупен членами и не был так силен, что очевидно легко носил свою толщину.

Он, пыхтя и что-то бормоча про себя, вошел на лестницу. Кучер его уже не спрашивал, дожидаться ли. Он знал, что когда граф у Ростовых, то до 12-го часу. Лакеи Ростовых радостно бросились снимать с него плащ и принимать палку и шляпу. Пьер, по привычке клубной, и палку и шляпу оставлял в передней.

Первое лицо, которое он увидал у Ростовых, была Наташа. Еще прежде чем он увидал ее, он, снимая плащ в передней, услыхал ее. Она пела солфеджи в зале. Он знал, что она не пела со времени своей болезни, и потому звук ее голоса удивил и обрадовал его. Он тихо отворил дверь и увидал Наташу в ее лиловом платье, в котором она была у обедни, прохаживающуюся по комнате и поющую. Она шла задом к нему, когда он отворил дверь, но когда она круто повернулась и увидала его толстое, удивленное лицо, она покраснела и быстро подошла к нему.

― Я хочу попробовать опять петь, ― сказала она. ― Всё-таки это занятие, ― прибавила она, как будто извиняясь.

― И прекрасно.

― Как я рада, что вы приехали! Я нынче так счастлива! ― сказала она с тем прежним оживлением, которого уже давно не видел в ней Пьер. ― Вы знаете, Nicolas получил Георгиевский крест. Я так горда за него.

― Как же, я прислал приказ. Ну, я вам не хочу мешать, ― прибавил он, и хотел пройти в гостиную.

Наташа остановила его.

― Граф! что это дурно, что я пою? ― сказала она, покраснев, но, не спуская глаз, вопросительно глядя на Пьера.

― Нет... Отчего же? Напротив... Но отчего вы меня спрашиваете?

81