Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/8

Эта страница выверена



ВОЕННЫЙ БЫТЪ ВЪ ВЕЛИКОМЪ НОВГОРОДѢ.
XI—XV ст.
(Историческій очеркъ).

Предпринимая изданіе „Русской Старины“ съ цѣлью обнародованія матеріаловъ и изслѣдованій, относящихся преимущественно до отечественной исторіи XVIII и XIX столѣтій, — ближайшихъ къ намъ по времени, но наименѣе извѣстныхъ изъ всей русской исторіи, — мы въ то же время обѣщали, что „всякое замѣчательное оригинальное изслѣдованіе изъ области историі до-Петровской Руси всегда найдетъ мѣсто на страницахъ нашего изданія“.

Вѣрные своему обѣщанію, мы представляемъ на этотъ разъ очеркъ молодого ученаго, А. И. Никитскаго: „Военный бытъ въ Великомъ Новгородѣ“. Г. Никитскій оканчиваетъ обширный трудъ, представляемый имъ с.-петербургскому университету на ученую степень магистра, именно: „Исторію Пскова“. По тѣсной связи съ этой исторіей исторіи старшаго брата Пскова — Великаго Новгорода — г. Никитскій занялся изученіемъ и его, преимущественно внутренней, бытовой исторіи. Отдѣльныя главы изъ этого послѣдняго замѣчательнаго изслѣдованія, озаглавленнаго: „Очерки изъ жизни Великаго Новгорода“ — напечатаны въ Журналѣ Министерства Народнаго Просвѣщенія[1] 1869—1870 гг.‚ а именно: „Правительственный Совѣтъ“ и „Великій Иванъ на Опокахъ“ (торговый бытъ).

Настоящій очеркъ представляетъ изслѣдованіе одной изъ важнѣйшихъ сторонъ въ бытовой исторіи Велико-Новгородской державы. Изслѣдованіе это основано на многихъ источникахъ, преимущественно лѣтописяхъ и актахъ, но всѣ ссылки мы, съ согласія автора, по значительности числа ихъ, опустили; онѣ будутъ приведены въ своемъ мѣстѣ въ отдѣльномъ изданіи почтеннаго труда г. Никитскаго.

Ред.

Въ древнѣйшій, патріархальный періодъ исторіи народъ и войско были явленіями почти тождественными: въ то время выраженія войско, полкъ и челядь обозначали просто народъ, тогда какъ впослѣдствіи всѣ три реченія стали обозначать собственно военный классъ людей. Поэтому организація народа была вмѣстѣ съ тѣмъ и военною организаціею. Съ одной стороны центръ племенной жизни, городъ, былъ собственно не что иное, какъ только временной пріютъ отъ непріятеля: это доказывается какъ значеніемъ имени «городъ», такъ и дѣйствитель-

  1. Кстати замѣтимъ, что на страницахъ этого изданія довольно часто появляются весьма замѣчательныя изслѣдованія изъ области отечественной исторіи и исторіи русской литературы. Ред.
Тот же текст в современной орфографии


ВОЕННЫЙ БЫТ В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ
XI—XV ст.
(Исторический очерк)

Предпринимая издание «Русской старины» с целью обнародования материалов и исследований, относящихся преимущественно до отечественной истории XVIII и XIX столетий, — ближайших к нам по времени, но наименее известных из всей русской истории, — мы в то же время обещали, что «всякое замечательное оригинальное исследование из области истории допетровской Руси всегда найдет место на страницах нашего издания».

Верные своему обещанию мы представляем на этот раз очерк молодого ученого А. И. Никитского: «Военный быт в Великом Новгороде». Г-н Никитский оканчивает обширный труд, представляемый им С.-петербургскому университету на ученую степень магистра, именно: «Историю Пскова». По тесной связи с этой историей истории старшего брата Пскова — Великого Новгорода — г. Никитский занялся изучением и его, преимущественно внутренней, бытовой истории. Отдельные главы из этого последнего замечательного исследования, озаглавленного: „Очерки из жизни Великого Новгорода“ — напечатаны в Журнале Министерства Народного Просвещения[1] 1869—1870 гг.‚ а именно: „Правительственный Совет“ и „Великий Иван на Опоках“ (торговый быт).

Настоящий очерк представляет исследование одной из важнейших сторон в бытовой истории Велико-Новгородской державы. Исследование это основано на многих источниках, преимущественно летописях и актах, но все ссылки мы, с согласия автора, по значительности числа их, опустили; они будут приведены в своем месте в отдельном издании почтенного труда г. Никитского.

Ред.

В древнейший, патриархальный период истории народ и войско были явлениями почти тождественными: в то время выражения войско, полк и челядь обозначали просто народ, тогда как впоследствии все три речения стали обозначать собственно военный класс людей. Поэтому организация народа была вместе с тем и военной организацией. С одной стороны центр племенной жизни, город, был собственно не что иное, как только временный приют от неприятеля: это доказывается как значением имени «город», так и действитель-

  1. Кстати заметим, что на страницах этого издания довольно часто появляются весьма замечательные исследования из области отечественной истории и истории русской литературы. Ред.