Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/73

Эта страница была вычитана

ювелирамъ, самымъ свѣдущимъ, говоря, что я удовльствуюсь тѣмъ, во сколько они оцѣнятъ. Она отвѣтила мнѣ, что это не нужно, и отдала приказаніе заплатить мнѣ. Но впослѣдствіи я узналъ, что императрица посылала цѣнить мою работу къ грекамъ и итальянцамъ, которые оцѣнили камни слишкомъ восемь тысячъ рублей выше противу ихъ цѣнности. Они не знали, что я сдѣлалъ работу и что я удовольствовался весьма небольшимъ барышомъ; такъ какъ я зналъ, что государыня весьма бережлива въ покупках и любила похвалиться, что купила что-нибудь дешево, и такъ какъ я все-таки наживалъ на взятыхъ мною въ долгъ брильянтахъ, и что разъ получивъ ея довѣріе, я могъ сбывать мои камни, благодаря заказамъ отъ нея, то впослѣдствіи это могло дать мнѣ довольно значительный барышъ и доставило бы мнѣ большой кредитъ отъ тѣхъ, которые мнѣ покровительствовали; — что дѣйствительно и случилось. Часто нуждались въ богатыхъ табакеркахъ и кольцахъ на подарки иностраннымъ министрамъ, когда имъ давалась прощальная аудіенція; а эти порученія ея величество давала канцлеру Воронцову. Тотъ ни къ кому не обращался, как только ко мнѣ, причемъ сообщалъ о цѣнѣ, назначенной ея величествомъ. Я исполнялъ работу сообразно съ этой цѣной, и зналъ навѣрное, что получу деньги, какъ только работа будетъ сдѣлана, изъ канцеляріи иностранныхъ дѣлъ, которая платила за подобнаго рода подарки. Это было для меня гораздо выгоднѣе, чѣмъ продавать придворнымъ господамъ, которые покупали только въ кредитъ и часто совсѣмъ не платили, какъ это случилось со мною, когда я рѣшился возвратиться въ мое отечество.

Три года спустя послѣ того, какъ я женился, у меня было тысячъ десять рублей, трое дѣтей и жена была беременна четвертымъ; въ это время нашъ мюльгаузенскій пасторъ Рисселеръ (Risselaire) сообщилъ мнѣ, что онъ намѣренъ выпросить у колониіи позволеніе отправиться на шесть мѣсяцевъ за-границу, для свиданія съ родственниками, которые еще были у него, и которых онъ двадцать лѣтъ не видалъ; онъ же меня подзадорилъ съездить съ нимъ и взглянуть на родину, которую я также двадцать лѣтъ не видалъ[1]. Мнѣ такъ хотѣлось повидаться съ моими

  1. Позье вышелъ изъ Швейцаріи в Россію въ 1729 г., слѣдовательно поѣездка предпринятая имъ на родину, должна быть отнесена къ 1750 г., на каковой, впрочемъ, годъ онъ самъ ниже положительно указываетъ. Ред.