Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/514

Эта страница была вычитана

человѣка, настолько понималъ по-нѣмецки, что могъ объясняться съ своими господами[1].

Фуль былъ чрезвычайно добръ и ласковъ, а для секретарей посольства не начальникъ, а отецъ, въ особенности для старшаго, моего отца, къ которому самъ приходилъ вмѣсто того, чтобъ за нимъ присылать, причемъ старикъ каждый разъ являлся съ игрушками и гостинцами для дѣтей Фрейганга, которыхъ онъ и его жена баловали. Но взамѣнъ этихъ ласкъ, отцу моему, его любимцу, приходилось едва-ли не ежедневно выслушивать продолжительныя лекціи о тактикѣ и стратегіи и подчиняться настойчивому требованію Фуля, чтобъ онъ обучалъ старшаго сына, т.-е. меня, съ восьмилѣтняго возраста, латинскому языку[2]; при этомъ Фуль увѣрялъ, что „для каждаго человѣка, въ особенности же для военнаго, нужнѣе знать латынь, нежели какъ зовутъ рѣку, на которой построенъ городъ, въ которомъ родился“[3].

Сообщ. А. В. Фрейгангъ.



Письмо архимандрита Фотія къ А. С. Шишкову.
1824.

Радуйся братъ возлюбленный въ Христѣ, новый россійскій Лактанцій!

Я же радуюся, и спасенія и утѣшеній отъ св. Духа тебѣ прошу, и цѣлую тебя за премудрую, острую, и священную апологію противу врага церкви, отечества, и хитраго звѣря рыси.

Радуйся! Господь съ тобою. Твой о Господѣ рабъ убогій

ФОТІЙ.
Сообщ. о. М. Я. Морошкинъ.

13 дня мая 1824 года.

  1. По выѣздѣ генерала Фуля изъ Голландіи, Ѳедоръ Владыко, превратившись въ Fredreik'а Wladek'а, поступилъ камердинеромъ къ принцу Оранскому. А. Ф.
  2. Расположеніе генерала Фуля къ своему старшему секретарю имѣло, быть можетъ, отчасти причину и въ томъ, что послѣдній, по окончаніи своего воспитанія въ Петербургѣ и по вступленіи уже въ коллегію иностранныхъ дѣлъ, былъ студентомъ въ Геттингенѣ (одновременно съ Александромъ Тургеневымъ, Андреемъ Кайсаровымъ, Павломъ Соколовичемъ, Максимомъ Успенскимъ и Д. Яншинымъ) въ 1803, 1804 и 1805 гг. и слѣдовательно также былъ болѣе или менѣе латинистомъ. А. Ф.
  3. Вотъ что говоритъ М. И. Богдановичъ объ этомъ чудакѣ-теоретикѣ:
    «Генералъ Фуль, перешедшій изъ прусскаго генеральнаго штаба въ русскую службу, считался между своими земляками геніальными человѣкомъ; но хотя ему нельзя было отказать ни въ умѣ, ни въ образованіи, однако же его свѣдѣнія были крайне односторонни. Погруженный въ щепетильное изученіе дѣйствій Юлія Цесаря и Фридриха Великаго, онъ не разгадалъ ихъ духа, не разъяснилъ своихъ свѣдѣній здравымъ изслѣдованіемъ и не дополнилъ ихъ понятіемъ о новѣйшихъ, болѣе близкихъ, военныхъ событіяхъ. Упражняясь весь свой вѣкъ въ трудахъ, непримѣнимыхъ ни въ чему дѣльному, онъ, въ продолженіи шестилѣтняго пребыванія въ Россіи, не изучилъ даже русскаго языка и не пріобрѣлъ на малѣйшихъ свѣдѣній о государственныхъ и военныхъ учрежденіяхъ Россіи. Императоръ Александръ имѣлъ большое довѣріе къ нему, пока не убѣдился въ его неспособности». (Истор. цар. Алекс. I. изд. 1869 г., т. III, стр. 175).