Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/513

Эта страница была вычитана

и довольно лестное, такъ какъ уже тогда предвидѣлось замужество великой княжны Анны Павловны за принца Оранскаго.

Фуль вышелъ въ отставку въ началѣ двадцатыхъ годовъ и поселился въ Штутгартѣ, гдѣ проводилъ время въ кругу короткихъ знакомыхъ, въ чтеніи древнихъ и новѣйшихъ авторовъ и въ сочиненіи статей, которыя печаталъ, но не пускалъ въ продажу, раздавая ихъ исключительно друзьямъ своимъ[1]. Онъ былъ два раза женатъ, но имѣлъ несчастіе, что обѣ жены сходили съ ума. Первая умерла въ этомъ состояніи, вторая же, заболѣвъ въ 1819 году, стала поправляться лишь по выѣздѣ изъ Голландіи въ Штутгартъ и окончательно выздоровѣла уже послѣ смерти мужа. Овдовѣвъ, она переѣхала въ Пруссію, откуда была родомъ. Отъ нея у Фуля дѣтей не было[2]. Вѣсть о кончинѣ обожаемаго имъ императора Александра Павловича была для него предсмертнымъ ударомъ.

Фуль, смотрѣвшій на Алекандра Павловича какъ на своего повелителя и благодѣтеля и благодаря монаршимъ щедротамъ, считалъ долгомъ представительствовать съ достоинствомъ Россію и дѣйствительно квартирою, лошадьми, обѣдами и вечерами затмѣвалъ всѣхъ прочихъ посланниковъ[3]. Между тѣмъ при дворѣ голландскомъ господствовала тогда величайшая бережливость и простота, чему причиною была преимущественно королева Фридерика-Луиза-Вильгельмина, дочь прусскаго короля Фридриха-Вильгельма, которая придумала для себя и двора даже особенный костюмъ необыкновенной простоты для искорененія разорительной роскоши.

Генералъ Фуль не зналъ русскаго языка и единственнымъ лицомъ, говорившимъ въ его домѣ по-русски, былъ его деньщикъ, Ѳедоръ Владыко, который, благодаря способностямъ и смѣтливости русскаго

    пожниковъ ревизовали укрѣпленія, сооруженныя голландскимъ правительствомъ. А. Ф.

  1. Мнѣ извѣстно, что въ архивѣ военнаго министерства находится большое число его рукописныхъ записокъ и проектовъ. А. Ф.
  2. Въ продолженіи шести лѣтъ, которыя провелъ я на глазахъ генерала Фуля, ни одинъ изъ его родныхъ не приѣзжалъ къ нему и я никогда не слыхалъ, чтобы у него были дѣти отъ первой жены, а въ надгробномъ словѣ, сказанномъ пасторомъ Кёстлиномъ, упоминается, что послѣ смерти Фуля остались жена, дѣти и сестра. См. Zum Andenken des verenigten Freiherrn, Carl Ludwig August von Phull, Kaiserlich Russischen generallieutenants welcher zu Stuttgart am 25 april 1826 verschied. Rede bei der feierlichen Beerdigung gehalten am 28 april 1826 von dem Stadtdecan, Oberconsistorialrathe Köstlin. Штутгартъ; 1826 г., in-8, 15 стр. Въ типографіи братьевъ Ментлеръ. А Ф.
  3. Тогда посланниками были; англійскимъ лордъ Кланрикардъ, Французскимъ — гр. Латуръ-дю-Пенъ (Pain), австрійскимъ — баронъ Биндеръ; при австрійскомъ посольствѣ состоялъ молодой человѣкъ, графъ Буль-Шауэнштейнъ, впослѣдствіи игравшій важную и въ Россіи столь враждебную роль; на сестрѣ его женился бывшій нашъ посланникъ въ Вѣнѣ — баронъ Мейендорфъ; прусскимъ — князь Гацфельдь; еще помнится, что баронъ Вехтеръ былъ виртембергскимъ повѣреннымъ въ дѣлахъ. А. Ф.