Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/34

Эта страница была вычитана


Измѣненія, совершившіяся въ XV и XVI-мъ столѣтіяхъ въ культурномъ и политическомъ состояніи древней Руси, отодвинули прежнія военныя силы на второй планъ. Еще во время послѣдняго вѣка самостоятельнаго существованія Новгорода и Пскова, подвергавшихся постоянному воздѣйствію со стороны нѣмцевъ, замѣчаются тамъ слѣды употребленія огнестрѣльнаго оружія. Какъ при защитѣ городовъ, такъ и при осадѣ ихъ, на ряду съ прежними машинами, стали появляться пушки, называвшіяся также пусками, пускичами, пущичами (пускать): на новгородскихъ стѣнахъ было, напр., пять пушекъ. Заготовленіе пушекъ и пороху (зелья), подобно заготовленію военныхъ судовъ, принималъ на себя главный городъ: во Псковѣ, наприм., каждый городской конецъ имѣлъ свой особенный пороховой складъ при какомъ-либо храмѣ. Однако, хотя при осадахъ городовъ и старались обыкновенно запасаться пушками, тѣмъ не менѣе, по неумѣнью обращаться съ ними, пушки не приносили особенной пользы: при стрѣляніи иногда разрывало станокъ и связи. Въ чистомъ же полѣ пушекъ совсѣмъ не употреблялось: новгородцы защищали послѣдніе остатки своей свободы не артиллеріей, а по прежнему, конною и пѣшею ратью; да и москвичи подчиняли ихъ своей власти не пушками, а извѣстными уже намъ военными средствами, стрѣлками и засадою. Только съ водвореніемъ въ Новгородѣ и Псковѣ московскаго владычества получаетъ значеніе и огнестрѣльное оружіе; тогда изъ составныхъ частей войска выдаются на первый планъ нарядъ и пищальники. Нарядъ былъ не иное что, какъ артиллерія, а пищальниками назывался особенный отрядъ войска, отличительнымъ оружіемъ котораго была пищаль: во Псковѣ этотъ отрядъ простирался до тысячи человѣкъ и дѣлился на сотни, подведомственныя сотникамъ. Прежняя же военная сила, получившая вмѣсто стараго имени рубленой рати названіе посохи, отодвинулась на второй планъ. Будучи разнообразнымъ, назначеніе ея, въ бо́льшей части случаевъ, оставалось служебнымъ: посоху заставляли тянуть суда, мостить мосты, сбирать зелейную руду, наблюдать за нарядомъ, нести приметъ и только иногда водили на приступъ.

Но измѣненіе въ характерѣ военной силы необходимо вызывало и перемѣну въ распредѣленіи военной обязанности по

Тот же текст в современной орфографии


Изменения, совершившиеся в​ XV и XVI столетиях​ в​ культурном​ и политическом​ состоянии древней Руси, отодвинули прежние военные силы на второй план​. Еще во время последнего века самостоятельного существования Новгорода и Пскова, подвергавшихся постоянному воздействию со стороны немцев​, замечаются там​ следы употребления огнестрельного оружия. Как​ при защите городов​, так​ и при осаде их​, наряду с​ прежними машинами, стали появляться пушки, называвшиеся также пусками, пускичами, пущичами (пускать): на новгородских​ стенах​ было, например, пять пушек​. Заготовление пушек​ и пороха (зелья), подобно заготовлению военных​ судов​, принимал​ на себя главный город​: в Пскове, например, каждый городской конец​ имел​ свой особенный пороховой склад​ при каком​-либо храме. Однако хотя при осадах​ городов​ и старались обыкновенно запасаться пушками, тем​ не менее по неумению обращаться с​ ними пушки не приносили особенной пользы: при стрелянии иногда разрывало станок​ и связи. В​ чистом​ же поле пушек​ совсем​ не употреблялось: новгородцы защищали последние остатки своей свободы не артиллерией, а по-прежнему, конною и пешею ратью; да и москвичи подчиняли их​ своей власти не пушками, а известными уже нам​ военными средствами, стрелками и засадой. Только с​ водворением​ в​ Новгороде и Пскове московского владычества получает​ значение и огнестрельное оружие; тогда из​ составных​ частей войска выдаются на первый план​ наряд​ и пищальники. Наряд​ был не иное что, как​ артиллерия, а пищальниками назывался особенный отряд​ войска, отличительным​ оружием​ которого была пищаль: во Пскове этот​ отряд​ простирался до тысячи человек​ и делился на сотни, подведомственные сотникам​. Прежняя же военная сила, получившая вместо старого имени рубленой рати название посохи, отодвинулась на второй план​. Будучи разнообразным​, назначение ее в​ большей части случаев​ оставалось служебным​: посоху заставляли тянуть суда, мостить мосты, собирать зелейную руду, наблюдать за нарядом​, нести примет​ и только иногда водили на приступ​.

Но изменение в​ характере военной силы необходимо вызывало и перемену в​ распределении военной обязанности по