Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/274

Эта страница была вычитана


— «Здоровъ ли ты?»

«Здоровъ, но я закованъ въ желѣза!...

— «Я плачу» — былъ отвѣтъ, и больше ничего....

Я блаженствовалъ. Я былъ счастливъ, вполнѣ увѣрившись, что подлѣ меня былъ точно мой братъ, котораго я такъ любилъ, съ которымъ теперь я могу говорить и увѣрить его въ моихъ неизмѣнныхъ чувствахъ, однимъ словомъ — я находился въ положеніи ожившаго въ гробу мертвеца, который, почуявъ вѣянье атмосфернаго воздуха, хочетъ пожить еще настолько, — насколько дозволяетъ могила.

Наступила ночь....

Ни я, ни братъ глазъ не смыкали. Я — отъ невыразимо-пріятнаго волненія; братъ — отъ желанія поскорѣй освоиться съ азбукою. Едва началъ брезжить разсвѣтъ, какъ онъ уже довольно бойко простучалъ обычное привѣтствіе:

— Здорово!

— Ты получилъ письмо отъ матушки? спросилъ я.

— Получилъ.

— Увѣдомляетъ она тебя о пенсіи?

— Да!...

— Умоляетъ объ искренности показаній?

— Да!...

— Ну, значитъ это дубликатъ съ моего.

Затѣмъ мы обмѣнялись нѣсколькими мыслями, о содержаніи полученнаго письма и сказали другъ другу кое-что о тѣхъ показаніяхъ, которыя давали на допросахъ.

Этотъ разговоръ, которой можно было бы прочитать въ полминуты, — длился у насъ почти до полудня, по причинѣ перерывовъ и безпрестанныхъ опасеній. Тѣмъ болѣе, что и братъ, выучившій наизусть азбуку, но не свыкшись достаточно со звуками, принужденъ былъ, — прерывая меня, — бѣгать вдоль стѣны, справляясь съ своимъ царапаньемъ.

Впослѣдствіи мы до того усовершенствовали нашу азбуку и такъ скоро и свободно говорили, что нашъ разговоръ немногимъ длиннѣе былъ изустнаго. Для доказательства я приведу примѣръ. Вопросные пункты намъ обыкновенно приносилъ Лиліенъанкеръ и спрашивалъ: «Сколько вамъ нужно листовъ для отвѣтовъ?» Я объявлялъ число листовъ по соображенію, и онъ