Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/27

Эта страница была вычитана

ченія; лишь только стрѣлки, не пытаясь дѣйствовать вотще противъ самихъ новгородцевъ, облеченныхъ въ металлическіе доспѣхи, пускали по нѣскольку стрѣлъ въ лошадей, въ войскѣ тотчасъ же происходилъ страшный безпорядокъ: лошади начинали бѣситься; всадники, не умѣя управляться съ своими длинными копьями, валились подъ нихъ, а затѣмъ наступало всеобщее бѣгство. Въ древнѣйшее время они помогали своему горю тѣмъ, что конница передъ битвой обыкновенно спѣшивалась и пускалась въ рукопашную, т.-е. придавала сраженію тотъ характеръ, который былъ болѣе выгоденъ для новгородцевъ. Этотъ способъ битвы, встрѣчающійся и въ другихъ краяхъ Руси, долженъ быть сочтенъ, кажется, за специфически русскій бой, о которомъ иногда упоминаютъ источники. Понятно поэтому, что самыя славныя побѣды, одержанныя новгородцами въ теченіе своей исторической жизни и остававшіяся долго въ народной памяти: побѣды Колакшинская (1096 года) и Липицкая (1216 года), были добыты не на коняхъ, а пѣшими: тогда новгородцы не только сходили съ лошадей, но даже сбрасывали съ себя верхнее платье и сапоги. Но въ дальнѣйшемъ теченіи своей исторіи новгородцы привыкли отдѣлываться отъ непріятелей деньгами, да сверхъ того, вслѣдствіе увеличенія въ массахъ войскъ, должны были въ опасныхъ случаяхъ вербовать въ конницу не однихъ только землевладѣльцевъ, но и меньшихъ людей, которые обыкновенно шли въ пѣшую рать; короче, должны были принимать въ конницу лицъ, которые отродясь на лошади не бывали, плотниковъ и гончаровъ. У такой конницы не только не было прежнего одушевленія и храбрости, стремленія ударить въ рукопашную, но даже и желанія выносить походъ, если только онъ затягивался. Поэтому понятно, что пораженіе конницы было естественнымъ удѣломъ въ случаѣ столкновенія ея съ юго-восточнымъ строемъ: пораженія конной рати въ позднѣйшее время приготовили и паденіе Великаго Новгорода.

Битва, называвшаяся въ древности сступомъ, сступленіемъ, соймомъ, снятіемъ, совкупомъ и т. д., считалась, какъ и поединокъ, судомъ божіимъ, почему и замѣнялась нерѣдко поединкомъ предводителей или богатырей: вспомнимъ о борьбѣ Мстислава съ Редедей, о поединкѣ отрока съ печенѣгомъ. Но съ теченіемъ времени, поединки вышли изъ употребленія и усту-

Тот же текст в современной орфографии

чения; лишь только стрелки, не пытаясь действовать вотще против самих новгородцев, облеченных в металлические доспехи, пускали по нескольку стрел в лошадей, в войске тотчас же происходил страшный беспорядок: лошади начинали беситься; всадники, не умея управляться с своими длинными копьями, валились под них, а затем наступало всеобщее бегство. В древнейшее время они помогали своему горю тем, что конница перед битвой обыкновенно спешивалась и пускалась в рукопашную, то есть придавала сражению тот характер, который был более выгоден для новгородцев. Этот способ битвы, встречающийся и в других краях Руси, должен быть сочтен, кажется, за специфически русский бой, о котором иногда упоминают источники. Понятно поэтому, что самые славные победы, одержанные новгородцами в течение своей исторической жизни и остававшиеся долго в народной памяти: победы Колакшинская (1096 года) и Липицкая (1216 года), были добыты не на конях, а пешими: тогда новгородцы не только сходили с лошадей, но даже сбрасывали с себя верхнее платье и сапоги. Но в дальнейшем течении своей истории новгородцы привыкли отделываться от неприятелей деньгами, да сверх того, вследствие увеличения в массах войск, должны были в опасных случаях вербовать в конницу не одних только землевладельцев, но и меньших людей, которые обыкновенно шли в пешую рать; короче, должны были принимать в конницу лиц, которые отродясь на лошади не бывали, плотников и гончаров. У такой конницы не только не было прежнего одушевления и храбрости, стремления ударить в рукопашную, но даже и желания выносить поход, если только он затягивался. Поэтому понятно, что поражение конницы было естественным уделом в случае столкновения ее с юго-восточным строем: поражения конной рати в позднейшее время приготовили и падение Великого Новгорода.

Битва, называвшаяся в древности сступом, сступлением, соймом, снятием, совкупом и т. д., считалась, как и поединок, судом божьим, почему и заменялась нередко поединком предводителей или богатырей: вспомним о борьбе Мстислава с Редедей, о поединке отрока с печенегом. Но с течением времени поединки вышли из употребления и усту-