Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/265

Эта страница была вычитана


II.
Стѣнная азбука.
1826 г.

…Какъ подстрѣленный соколъ изъ поднебесья упавъ на землю — я стать озираться. Угаръ экзальтаціи началъ испаряться и прозаическая дѣйствительность, волею или неволею, начала вступать въ свои права — я началъ осматривать свой гробъ… Моя тюрьма въ Алексѣевскомъ равелинѣ, Петропавлов. крѣпости восемь шаговъ длины и шесть шириною. Большое окно за толстою рѣшеткою изъ толстыхъ полосъ желѣза — было сплошь замазано известью, и ко мнѣ проникалъ какой-то таинственный полумракъ. Противъ окна дверь въ корридоръ, гдѣ ходилъ безотвѣтный часовой, обутый въ мягкія туфли, чтобы его шаги были неслышны, и чтобъ онъ могъ, незамѣтно для слуха узника, подойти къ двери и наблюдать каждое его движеніе въ четыреугольное отверстіе, прорѣзанное въ двери и закрытое темнаго цвѣта занавѣскою. Направо отъ входа деревянная кровать съ матрасомъ, покрытымъ простынею изъ грубаго холста, съ периною подушкою и одѣяломъ изъ сѣраго солдатскаго сукна. Подлѣ кровати деревянный столъ и такой же табуретъ. Печь выходила угломъ въ комнату, налѣво отъ входа. Стѣны, выбѣленныя известью, были всѣ исчерчены надписями, іероглифами, силуэтами и прочими досужими занятіями живыхъ мертвецовъ.

Осторожность тюремщиковъ тщательно ихъ соскабливала, и нельзя было не пожалѣть объ этомъ. Какую-бы хронику можно было прочитать въ сжатыхъ фразахъ, въ рисункахъ заключенныхъ! Какое-бы назидательное занятіе, какой урокъ терпѣнія могъ-бы почерпать нововступившій арестантъ, читая на стѣнахъ ихъ свою будущую участь! Я старался разбирать нѣкоторыя, частію уцѣлѣвшія отъ скрябки — читалъ, разсматривалъ съ настойчивостью человѣка, у котораго такъ много часовъ, давящихъ душу его, какъ свинецъ. Но, увы!... все напрасно… У нѣ-

    кимъ образомъ могъ онъ, черезъ преданныхъ ему душею солдатъ, приготовить полкъ къ мятежу, когда ни одинъ изъ ротныхъ офицеровъ лейбъ-гвардіи московскаго полка, какъ то положительно свидѣтельствуетъ самъ М. А. Бестужевъ въ другомъ мѣстѣ своихъ записокъ: не были членами тайнаго общества и когда солдаты всѣхъ полковъ были подъ самымъ бдительнымъ надзоромъ высшаго начальства. Ред.