Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/258

Эта страница была вычитана

ной работы — приведенія всего этого въ порядокъ, тогда какъ братъ обязанъ былъ, по званію исторіографа, представить на судъ общества результаты своихъ историческихъ изслѣдованій. И я былъ свидѣтелемъ его моральной пытки, когда онъ нѣсколько разъ, исписавъ много листовъ, съ досадой рвалъ ихъ или по недостатку потерянныхъ фактовъ, или послѣ находки новыхъ, измѣнявшихъ сущность написаннаго имъ.

Онъ увидѣлъ себя въ безвыходномъ положеніи. — Ему оставался единственный выходъ, привести въ совершенный порядокъ хаосъ архива, и онъ принялся за этотъ подвигъ Геркулеса, очистившаго конюшни даря Авгея отъ навоза со всей энергіей безотраднаго положенія. Братъ Николай буквально проводилъ цѣлые дни въ пыльной атмосферѣ архива, и выходилъ подышать свѣжимъ воздухомъ, или въ модельную залу, гдѣ водворялся порядокъ систематическою разстановкою въ хронологическомъ порядкѣ моделей, или въ мастерскую, гдѣ пополнялись пробѣлы въ моделяхъ мастеровыми, требовавшими его указаній.

По временамъ я встрѣчалъ брата Николая у Рылѣева, на обычныхъ «русскихъ завтракахъ», которые были постоянно около второго или третьяго часа пополудни и на которые, обыкновенно, собирались многіе литераторы и члены пашего общества. Завтракъ неизмѣнно состоялъ: изъ графина очищеннаго русскаго вина, нѣсколькихъ кочней кислой капусты и ржаного хлѣба. — Да не покажется страннымъ такая спартанская обстановка завтрака, ежели взять въ соображеніе, во-первыхъ: потребность натуры моего брата Александра, требовавшей кислой пищи, на лишеніе коей такъ часто жаловался онъ на Кавказѣ, а во-вторыхъ, что эта потребность гармонировала со всегдашнею наклонностью Рылѣева — налагать печать русицизма на свою жизнь.

Братъ Александръ, по обязанности адъютанта герцога Виртембергскаго, каждое утро долженъ былъ являться къ нему, а черезъ день оставаться тамъ до вечера по обязанности дежурнаго адъютанта. — Жилъ онъ съ Рылѣевымъ въ домѣ занимаемомъ директоромъ американской компаніи, Прокофьевымъ, на Мойкѣ, не далеко отъ Синяго моста.

Иногда герцогъ увольнялъ его отъ своихъ обѣдовъ и тогда онъ спѣшилъ на свои любимые «русскіе завтраки». — Я тоже очень любилъ эти завтраки и, какъ только была возможность отъ