Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/212

Эта страница была вычитана


главнокомандующаго. Соперничество національностей, — различіе идей и личное самолюбіе порождали интриги и безпрерывныя столкновенія между ними. Упускалось много времени въ напрасныхъ спорахъ и когда подходила наконецъ рѣшительная минута дѣйствія, оказывалось, что прежде задуманный планъ уже не годился никуда вслѣдствіе новыхъ возникшихъ случайностей.

Тоже самое случилось и передъ Дрезденскимъ сраженіемъ. Союзники могли бы занять этотъ городъ почти безъ выстрѣла, имѣвъ сосредоточенную 200‚000-ную армію въ окрестностяхъ Дрездена, тогда какъ въ самомъ городѣ стоялъ только одинъ немногочисленный корпусъ Сенъ-Сира едва въ 14,000 человѣкъ; но пока у союзниковъ велись переговоры, Наполеонъ уже успѣлъ вступить въ столицу со 100‚000-ю арміею на подкрѣпленіе осажденнаго гарнизона, и сраженіе не могло уже имѣть того успѣха. — Хотя дрезденское дѣло и нельзя считать пораженіемъ, какъ о томъ гласили тогда всѣ французскіе бюллетени, оно было только неудачною аттакою, но со всѣмъ тѣмъ оно имѣло совершенно видъ пораженія потому, что войска союзниковъ должны были отступить, и отступленіе это въ бурную осеннюю ночь, со множествомъ раненыхъ, по размокшимъ отъ дождя дорогамъ и въ ужасномъ безпорядкѣ, производило весьма печальное дѣйствіе. Уныніе распространилось въ войскѣ; утрачено было довѣріе къ начальствующимъ лицамъ, всѣ чувствовали какое-то ожесточеніе, соперничество національностей заговорило громче, русскіе бранили нѣмцовъ, взваливали на нихъ всю вину, однимъ словомъ, упадокъ духа и безпорядокъ дошли до-нельзя. Положеніе было весьма критическое. Императоръ Александръ понялъ, что надо было рѣшиться на что-нибудь отважное, смѣлое, дабы поднять духъ войска, однимъ словомъ, расплатиться долгомъ съ непріятелемъ, взять реваншъ, как говорятъ французы (une éclatante revange) и съ этою цѣлью принялъ онъ на себя званіе главнокомандующаго всѣми союзными арміями и сталъ дѣйствовать самостоятельно.

Войскамъ приказано было отступить на югъ, дабы преградить французамъ путь въ Богемію, куда стремился Наполеонъ.

Тремя колоннами шла наша армія на югъ, перешла горы, и послѣ славнаго дѣла при Цегиста 15 и 16 авг., въ которомъ удалось графу Остерману пробиться сквозь корпусъ генерала Ван-

Тот же текст в современной орфографии

главнокомандующего. Соперничество национальностей — различие идей и личное самолюбие порождали интриги и беспрерывные столкновения между ними. Упускалось много времени в​ напрасных​ спорах​, и когда подходила наконец​ решительная минута действия, оказывалось, что прежде задуманный план​ уже не годился никуда вследствие новых​ возникших​ случайностей.

То же самое случилось и перед​ Дрезденским​ сражением​. Союзники могли бы занять этот​ город​ почти без​ выстрела, имев​ сосредоточенную двухсоттысячную армию в​ окрестностях​ Дрездена, тогда как​ в​ самом​ городе стоял​ только один​ немногочисленный корпус​ Сен​-Сира едва в​ 14 000 человек​; но пока у союзников​ велись переговоры, Наполеон​ уже успел​ вступить в​ столицу со стотысячною армиею на подкрепление осажденного гарнизона, и сражение не могло уже иметь того успеха. Хотя дрезденское дело и нельзя считать поражением​, как​ о том​ гласили тогда все французские бюллетени, оно было только неудачною атакою, но со всем​ тем​ оно имело совершенно вид​ поражения, потому что войска союзников​ должны были отступить, и отступление это в​ бурную осеннюю ночь, со множеством​ раненых​, по размокшим​ от​ дождя дорогам​ и в​ ужасном​ беспорядке, производило весьма печальное действие. Уныние распространилось в​ войске; утрачено было доверие к​ начальствующим​ лицам​, все чувствовали какое-то ожесточение, соперничество национальностей заговорило громче, русские бранили немцев​, взваливали на них​ всю вину, одним​ словом​, упадок​ духа и беспорядок​ дошли донельзя. Положение было весьма критическое. Император​ Александр​ понял​, что надо было решиться на что-нибудь отважное, смелое, дабы поднять дух​ войска, одним​ словом​, расплатиться долгом​ с​ неприятелем​, взять реванш​, как говорят​ французы (une éclatante revange) и с​ этою цел​ью принял​ он​ на себя звание главнокомандующего всеми союзными армиями и стал​ действовать самостоятельно.

Войскам​ приказано было отступить на юг​, дабы преградить французам​ путь в​ Богемию, куда стремился Наполеон​.

Тремя колоннами шла наша армия на юг​, перешла горы, и после славного дела при Цегиста 15-го и 16 авг., в​ котором​ удалось графу Остерману пробиться сквозь корпус​ генерала Ван-