Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/155

Эта страница не была вычитана
АМУ— 151 —АМУ

вырытаго на ужасной высотѣ, холодной и неспособной къ обитанію образованнаго человѣка; природа какъ-будто хотѣла употребить съ пользою для органической жизни массу водь, скопляющуюся безъ употребленія въ центрѣ этой негостепріимной страны; присоединивъ еще къ ней безплодные снѣги Булутъ-тага, Гинду-куша и другихъ окрестныхъ хребтовъ, она свела всѣ протоки въ эти двѣ большія рѣки; нарочно такъ углубила землю около Каспія и Арала, чтобы доставить имъ быстрый, безопасный склонъ по песчаной почвѣ, гдѣ онѣ должны разсѣевать движеніе, обезпечивать бытіе человѣка и помогать развитію его умственныхъ способностей; и опять привела ихъ къ общему водохранилищу, опять заставила ихъ образовать одно озеро, такъ нужное въ этой сторонѣ всему живущему.

Постараемся теперь описать долину Оксуса на всемъ ея протяженіи.

Ежели справедливо то, что Аму вытекаетъ изъ озера Сыры-куль или изъ его окрестностей, то есть, изъ центра Памирской равнины, эта рѣка должна сперва очень долго и извилисто стремиться по направленію отъ сѣвера къ югу и юго-западу, потому что первая обитаемая область, которую она орошаетъ, спустившись съ высокихъ террасъ Памира, есть Ваханъ (Vochan, у Марка-Поло), между 38° и 39° сѣверной широты. Баханъ — страна чрезвычайно гористая и еще довольно холодная. Аму поворачиваетъ здѣсь къ юго-западу и носитъ имя Пенджъ-дерьи, то есть, Пятирѣчья, потому что она принимаетъ въ себя пять рѣкъ, или притоковъ, которые исчисляетъ Арабскій географъ Истахри.

Отъ Бахана, къ западу, начинается область Бадахшанъ, или Бедехшанъ, которая длинною и довольно широкою полосою разстилается по южному берегу Оксуса, со стороны Ирана. Страна эта гориста, изрѣзала отраслями Булутъ-тага, который проходитъ по восточной и южной его границѣ. Множество мелкихъ рѣчекъ вливаются здѣсь въ Пенджъ-дерью съ юга, и наконецъ соединяется съ ней самый значительный изъ всѣхъ ея рукавовъ, рѣка Бедехшанъ, или Кокчѐ, на которой построенъ городъ Бедехшанъ, иногда называемый Фейзабадомъ. Это столица области: она находится во ста двадцати верстахъ отъ Пенджъ-дерьи, которая принимаетъ здѣсь имя Гаму или Аму, и отдѣлена отъ нея горами. Климатъ здѣсь здоровый и прекрасный. Туземцы и Восточные путешественники съ восхищеніемъ говорятъ о долинахъ Бедехшана, его ручьяхъ, его романтическихъ видахъ, его плодахъ, цвѣтахъ, соловьяхъ. Несмотря на это, Бедехшанъ — страна еще очень высокая и холодная. Горы во многихъ мѣстахъ примыкаютъ къ самой рѣкѣ Аму, которая течетъ между ними очень излучисто. Здѣсь-то копи рубиновъ, которые такъ прославили Бедехшанъ на Востокѣ, что его зовутъ Кали-лааль, «Рудникомъ яхонтовъ». Онѣ находятся на самомъ берегу Аму, и доселѣ разработываются: одинъ туземецъ увѣрялъ Г. Борнса, что подземные проходы прокопаны для этого подъ рѣкою. Рубины, по мнѣнію промышленниковъ, которые ихъ отыскиваютъ, всегда лежатъ по два въ одномъ мѣстѣ, и работники, нашедъ одинъ изъ ннхъ, скрываютъ его до тѣхъ поръ, пока откроютъ другой, изъ опасенія быть обвиненными въ покражѣ втораго; не то разбиваютъ его на два куска. Эти драгоцѣнные камни содержатся здѣсь въ массѣ песчаника. По близости рубиновыхъ копей находятся каменоломни лаписа-лазули, также у берега Аму. Его откалываютъ помощію огня и воды: сперва, разложивъ огонь подъ глыбою лаписа-лазули, сильно нагрѣваютъ ее; потомъ льютъ на нее холодную воду, отъ которой она трескается. Нѣкоторые куски этого минерала бываютъ съ прекрасными золотистыми жилками. Бедехшанскій лаписъ-лазули вывозился прежде въ большомъ количествѣ въ Китай, но теперь требованіе уменьшилось. Жители всѣ — Таджеки (см. это слово); они говорятъ по-Персидски и произносятъ такъ чисто, какъ уроженцы Ирана. Они сохраняютъ свои древніе народные обычаи, совершенно различные отъ Турецкихъ, чрезвычайно любятъ общество, и славятся гостепріимствомъ, такъ, что по словамъ Туранцевъ, въ Бедехшанѣ за хлѣбъ никогда не берутъ денегъ съ проѣзжаго. До 1822 года между ними не было Узбековъ и никакихъ другихъ Турокъ, и владѣтель Бедехшана, производившій родъ свой отъ Александра Великаго, принадлежалъ къ туземному племени; но около того времени Миръ (эмиръ) Кундуза, Турокъ свирѣпый и алчный, попалъ на эту плодородную область, опустошилъ ее огнемъ и мечемъ, плѣнилъ самого Шаха, и овладѣлъ его страною. Онъ особенно устремилъ свою жадность на рубиновыя копи, которыя разработывалнеь людьми, занимавшимися наслѣдственно этимъ ре-