Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/149

Эта страница не была вычитана
АМУ— 145 —АМУ

въ Саксоніи. Управляющій такимъ округомъ называется Амтманъ. 4. Такъ какъ установленіе судебныхъ мѣстъ зависитъ отъ географическихъ и административныхъ округовъ, то посему и сіи округи иногда называются также Амтами. 5. Въ нѣкоторыхъ земляхъ, какъ напр. въ Пруссіи, Амтами называются вотчины и вообще всякія помѣстья, имѣющія въ себѣ судъ и расправу. Въ Россіи, именно въ Остзейскихъ Губерніяхъ, слово Амтъ употребляется также въ томъ случаѣ, когда говорится о разныхъ присутственныхъ мѣстахъ. — Въ собственно Русской Администраціи слово сіе сохранилось въ сложномъ Почтамтъ. Р. А. Ш.

АМУ-ДАРЬЯ, или Аму-дерья, большая рѣка, текущая въ пустынной странѣ, которою Западная Сибирь отдѣляется отъ Персіи и Кабула; знаменитая въ Исторіи и Географіи Азіи, и важная въ политическомъ и коммерческомъ отношеніяхъ. Аму-дерья начинается у западной границы Китайской Имперіи и оканчивается въ Аралѣ. Древніе называли ее Оксусомъ; Аравитяне Джейхуномъ. У нынѣшнихъ Европейскихъ писателей она извѣстна подъ именами Gihon и Oxus; но прибрежные народы зовутъ ее не иначе, какъ Дерья и Аму или Аму-дерья, «Аму море», потому что Персіяне придаютъ большимъ рѣкамъ названіе «моря», подобно Аравитянамъ, въ языкѣ которыхъ Нилъ и Тигръ называются также морями, бахръ (Бахръ эль Ниль, Бахръ эль Диджле), а въ Персо-Бухарскомъ нарѣчіи слово дарья значитъ просто — рѣка. Несправедливо утверждаютъ, будто имя Джейхуна нынѣ неизвѣстно жителямъ той страны, или что оно служитъ только нѣкоторой части теченія: это напротивъ и теперь употребительное, общее названіе всего древняго Оксуса, но названіе ученое, книжное, которое никогда не было простонароднымъ въ тѣхъ странахъ, такъ какъ это слово — Арабское, а не мѣстное. О значеніи его мы скажемъ ниже; теперь замѣтимъ только, что въ Азіи есть еще другой Джейхунъ: это древняя рѣка Пирамъ (Pyramus). См. Анатолія.

Оксусъ, извѣстный уже Геродоту, прославленъ въ особенности историками Александра Великаго, и должно замѣтить, что, изъ числа ихъ, Курцій, какъ нынѣ оказывается, имѣлъ о немъ и его берегахъ очень хорошія свѣдѣнія. Въ среднихъ вѣкахъ, онъ играетъ весьма важную роль у Арабскихъ писателей и въ Шахъ-намѐ, героической поэмѣ Фирдусія, подъ именемъ Джейхуна. Въ новѣйшее время онъ былъ уже предметомъ нѣсколькихъ политическихъ предпріятій, кромѣ безчисленныхъ диссертацій со стороны геологовъ и географовъ и сочинителей плановъ для всеобщей торговли, особенно для непосредственныхъ сношеній между Россіею и Индіею. Геродотъ, который не зналъ ничего положительнаго о существованіи Аральскаго озера, окруженнаго тогда на большое разстояніе дикими и недоступными племенами, написалъ въ одномъ мѣстѣ наугадъ, что Оксусъ впадаетъ въ Каспійское море, и умозрители по части Географіи и Политики нынѣ стараются одни отыскать древнее его устье, другіе доказать возможность возвращенія ему прежняго корыта и соединенія его съ Каспійскимъ моремъ. Есть даже такіе, которые серіозно толкуютъ о страшномъ землетрясеніи, оборотившемъ эту часть Азіи вверхъ-ногами, чтобъ связать повѣсть Геродота съ одной рытвиною, найденною капитаномъ Муравьевымъ у восточнаго берега Каспія. Петръ Великій, извѣщенный, что въ Аму находится золотой песокъ, обратилъ первый вниманіе на эту рѣку, и слѣдствіемъ извѣстія была экспедиція Бекевича, основанная на ошибочномъ предположеніи, будто Еркень (Яркендъ) впадаетъ въ Аму (см. Бекевичъ). Основатель Оренбурга, Статскій Совѣтникъ Кирилловъ, и геодезистъ Муравинъ, пытались учредить прямое торговое сношеніе Россіи съ Индіею, приготовляя суда на Уралѣ и перевозя ихъ разобранными на Аральское озеро. Смерть Муравина остановила эти обширные замыслы, которые впрочемъ были напрасны, потому что устье Аму не судоходно, чего, кажется, не знали творцы великолѣпнаго плана. Несмотря на столько предлоговъ къ славѣ и на истеченіе цѣлаго столѣтія съ того времени, рѣка эта доселѣ окружена была мракомъ неизвѣстности, который еще усилился отъ хаоса догадокъ и предположеній. Онъ только теперь начинаетъ разсѣеваться, но и нынѣ едва нѣсколько точекъ длиннаго ея теченія опредѣлены съ изрядною основательностью и показаны вѣрно на нашихъ картахъ; вся остальная часть начертана произвольно, и во многихъ мѣстахъ географическая фигура Оксуса совершенно уклоняется отъ дѣйствительнаго его направленія. Мы пройдемъ здѣсь, при помощи но-