Страница:Цветков С.Н. - Вывоз из Москвы государственных сокровищ в 1812 году (1912).pdf/7

Эта страница выверена

подвалы, охрана была самая ненадежная. Казалось Губернаторъ забывалъ какія огромныя историческія цѣнности ввѣряются его попеченію. Со времени пріѣзда въ Нижній-Новгородъ для чиновъ, сопровождавшихъ Государственныя сокровища начинаются тяжелые дни. Оторванные отъ семей, домовъ и родныхъ мѣстъ Поливановъ и его подчиненные начинаютъ испытывать матеріальную нужду, жизнь дорожаетъ, а небольшой денежный запасъ таитъ. Поливановъ пишетъ объ этомъ своему начальнику Валуеву во Владиміръ, но отвѣтъ получается неутѣшительный: „я самъ сижу“ пишетъ Валуевъ „безъ гроша“. Обращается Поливановъ къ Губернатору, но гр. Толстой холодно отвѣчаетъ, что храненіе государственныхъ сокровищъ не дѣло его вѣдомства, онъ обязанъ лишь дать помѣщеніе. Чтобы оплатить квартиры и столъ служащихъ Поливановъ принужденъ обратиться къ крайнему средству, онъ начинаетъ занимать деньги у частныхъ лицъ, но кредитъ, оказываемый Поливанову не великъ, деньги быстро уходятъ, а впереди опять нужда. Наконецъ на помощь приходитъ сослуживецъ Поливанова кн. Урусовъ, который даетъ изъ своихъ средствъ заимообразно 2000 р. Время идетъ, событія смѣняются одно другимъ, пришла и радостная вѣсть—Москва свободна, Наполеонъ отступаетъ. Однимъ изъ первыхъ вернулся въ Москву Валуевъ и былъ пораженъ сразу установившемуся порядку, благодаря распорядительности коменданта Иловайскаго 4-го,[1] который напримѣръ сумѣлъ удержать цѣну, на хлѣбъ 4 к. за фунтъ, открывъ базаръ на площади передъ домомъ Генералъ-Губернатора, но позднѣе, съ замѣной Иловайскаго другимъ, тотъ же хлѣбъ поднялся до 9 к. ф. По возвращеніи Валуева въ Москву его ждало много затрудненій, найдя свой домъ сожженнымъ, Валуевъ проситъ Растопчина от-

  1. Иван Дмитриевич Иловайский 4-й — русский генерал. (прим. редактора Викитеки)
Тот же текст в современной орфографии
подвалы, охрана была самая ненадёжная. Казалось Губернатор забывал какие огромные исторические ценности вверяются его попечению. Со времени приезда в Нижний Новгород для чинов, сопровождавших государственные сокровища начинаются тяжёлые дни. Оторванные от семей, домов и родных мест Поливанов и его подчинённые начинают испытывать материальную нужду, жизнь дорожает, а небольшой денежный запас тает. Поливанов пишет об этом своему начальнику Валуеву во Владимир, но ответ получается неутешительный: «я сам сижу» пишет Валуев «без гроша». Обращается Поливанов к Губернатору, но граф Толстой холодно отвечает, что хранение государственных сокровищ не дело его ведомства, он обязан лишь дать помещение. Чтобы оплатить квартиры и стол служащих Поливанов принуждён обратиться к крайнему средству, он начинает занимать деньги у частных лиц, но кредит, оказываемый Поливанову не велик, деньги быстро уходят, а впереди опять нужда. Наконец на помощь приходит сослуживец Поливанова князь Урусов, который даёт из своих средств заимообразно 2000 р. Время идёт, события сменяются одно другим, пришла и радостная весть — Москва свободна, Наполеон отступает. Одним из первых вернулся в Москву Валуев и был поражён сразу установившемуся порядку, благодаря распорядительности коменданта Иловайского 4-го,[1] который например сумел удержать цену, на хлеб 4 к. за фунт, открыв базар на площади перед домом Генерал—Губернатора, но позднее, с заменой Иловайского другим, тот же хлеб поднялся до 9 к. ф. По возвращении Валуева в Москву его ждало много затруднений, найдя свой дом сожжённым, Валуев просит Ростопчина от-
  1. Иван Дмитриевич Иловайский 4-й — русский генерал. (прим. редактора Викитеки)