Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 4, 1863.pdf/340

Эта страница была вычитана
335
МЕНЕКСЕНЪ.


Первымъ основаніемъ ихъ благородства служитъ родъ ихъ предковъ, не пришлый[1] какой, а потому потомки ихъ оказываются не переселенцами въ этой странѣ, пришедшими откуда-нибудь, а туземцами, которые обитаютъ и живутъ дѣйствительно въ отечествѣ, вскормлены не мачихою, какъ другіе, а матерью[2] страны, гдѣ жили, и теперь, по смерти, C. лежатъ[3] въ домашнихъ пріютахъ матери, ихъ родившей, вскормившей и воспринявшей. Итакъ, весьма справедливо напередъ почтить эту мать, ибо такимъ образомъ будетъ почтено вмѣстѣ и благородство ея сыновъ. Эта страна достойна того, чтобъ ее хвалили всѣ люди, а не мы одни, — достойна и по другимъ многимъ причинамъ, но по первой и величайшей причинѣ той, что она любима богами. А что слово наше вѣрно, свидѣтельствуютъ распря и судъ состязавшихся за нее D. боговъ[4]. Если же и боги хвалили ее, то не будетъ ли справедливо хвалить ее всѣмъ людямъ? Вторая похвала ей, по праву, та, что въ тѣ времена, когда вся земля производила и раждала различныхъ животныхъ, звѣрей и быковъ, — наша страна не выводила на свѣтъ дикихъ звѣрей и являлась чистою; изъ животныхъ выбрала и родила она человѣка — животное, превышающее всѣхъ прочихъ разумѣніемъ и одно признающее правду и боговъ. Великая сила этого слова состоитъ въ E. томъ, что та же земля произвела ихъ и нашихъ предковъ; ибо все раждающее имѣетъ пищу, годную для того, что отъ него

  1. Не пришлый — οὐκ ἔπηλυς, по объясненію Тимея, οὐκ ἄλλοθεν ἐπεληληθῶς, τουτ᾽ ἔστιν, οὐχ ὁ ἀλλοεθνής.
  2. Вскормлены не мачихою, какъ другіе, а матерью страны. Этимъ гордились многіе изъ Аѳинянъ. Isocrat. Paneg. с. 4: μόνοις γάρ ἡμῶν τῶν Ἐλλήνων την αὐτήν τροφὸν καὶ πατρίδα καὶ μητέρα καλέσαι προσῆκει.
  3. По смерти лежатъ — κεῖσθαι τελευτήσαντας. Здѣсь неокончательное стоитъ вмѣсто будущаго причастія, которое въ глаголѣ κεῖμαι не употреблялось. Надлежало бы сказать: κεισομένους τελευτήσαντας, или τελευτήσαντας, ἵνα κεῖσωσι. Но и эта форма также неупотребительна.
  4. Судъ состязавшихся за нее боговъ. Ораторы, говоря объ аѳинскихъ древностяхъ, въ угоду своимъ гражданамъ, любили смѣшивать человѣческое съ божескимъ, историческое съ миѳическимъ, и составили множество дивныхъ басень о началѣ аѳинскаго народа. Lucian. Philos. pseud. p. 328, T. II. О спорѣ Минервы и Нептуна за красоту Аѳинъ см. Ovid. Metamorph. VI, v. 70 sqq.
Тот же текст в современной орфографии


Первым основанием их благородства служит род их предков, не пришлый[1] какой, а потому потомки их оказываются не переселенцами в этой стране, пришедшими откуда-нибудь, а туземцами, которые обитают и живут действительно в отечестве, вскормлены не мачихою, как другие, а матерью[2] страны, где жили, и теперь, по смерти, C. лежат[3] в домашних приютах матери, их родившей, вскормившей и воспринявшей. Итак, весьма справедливо наперед почтить эту мать, ибо таким образом будет почтено вместе и благородство её сынов. Эта страна достойна того, чтоб ее хвалили все люди, а не мы одни, — достойна и по другим многим причинам, но по первой и величайшей причине той, что она любима богами. А что слово наше верно, свидетельствуют распря и суд состязавшихся за нее D. богов[4]. Если же и боги хвалили ее, то не будет ли справедливо хвалить ее всем людям? Вторая похвала ей, по праву, та, что в те времена, когда вся земля производила и рождала различных животных, зверей и быков, — наша страна не выводила на свет диких зверей и являлась чистою; из животных выбрала и родила она человека — животное, превышающее всех прочих разумением и одно признающее правду и богов. Великая сила этого слова состоит в E. том, что та же земля произвела их и наших предков; ибо всё рождающее имеет пищу, годную для того, что от него

————————————

  1. Не пришлый — οὐκ ἔπηλυς, по объяснению Тимея, οὐκ ἄλλοθεν ἐπεληληθῶς, τουτ᾽ ἔστιν, οὐχ ὁ ἀλλοεθνής.
  2. Вскормлены не мачихою, как другие, а матерью страны. Этим гордились многие из Афинян. Isocrat. Paneg. с. 4: μόνοις γάρ ἡμῶν τῶν Ἐλλήνων την αὐτήν τροφὸν καὶ πατρίδα καὶ μητέρα καλέσαι προσῆκει.
  3. По смерти лежат — κεῖσθαι τελευτήσαντας. Здесь неокончательное стоит вместо будущего причастия, которое в глаголе κεῖμαι не употреблялось. Надлежало бы сказать: κεισομένους τελευτήσαντας, или τελευτήσαντας, ἵνα κεῖσωσι. Но и эта форма также неупотребительна.
  4. Суд состязавшихся за нее богов. Ораторы, говоря об афинских древностях, в угоду своим гражданам, любили смешивать человеческое с божеским, историческое с мифическим, и составили множество дивных басень о начале афинского народа. Lucian. Philos. pseud. p. 328, T. II. О споре Минервы и Нептуна за красоту Афин см. Ovid. Metamorph. VI, v. 70 sqq.