Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/312

Эта страница была вычитана

чаются въ жизни ежечасно, не возбуждая ни малѣйшаго вниманія. Вообще совпаденія великій камень преткновенія на пути тѣхъ мыслителей, которые недостаточно знакомы съ теоріей вѣроятностей — теоріей, которой самыя славныя отрасли человѣческаго изслѣдованія обязаны самыми блестящими открытіями. Въ настоящемъ случаѣ, фактъ выдачи денегъ, за три дня до преступленія, имѣлъ бы значеніе больше чѣмъ простого совпаденія, если бы деньги были унесены. Онъ подкрѣпилъ бы идею о мотивѣ. Но при данныхъ обстоятельствахъ, считая деньги мотивомъ преступленія, мы должны предположитъ, что оно совершено идіотомъ, забывшимъ о деньгахъ и о своемъ мотивѣ.

— Запомнивъ хорошенько три пункта, на которые я обратилъ ваше вниманіе, — особенный голосъ, необычайную ловкость убійцы и поразительное отсутствіе мотива въ такомъ звѣрскомъ преступленіи, — изслѣдуемъ самое убійство. Вотъ женщина, задушенная руками и засунутая внизъ головой въ трубу. Обыкновенные убійцы такъ не убиваютъ. Меньше всего они заботятся о трупѣ. Согласитесь, что это засовываніе трупа въ печку нѣчто до послѣдней степени outré, — нѣчто совершенно непримиримое съ нашими представленіями о человѣческой природѣ, хотя бы мы предположили виновниками преступленія самыхъ испорченныхъ людей. Далѣе, подумайте, какая страшная сила потребовалась для того, чтобы засунуть тѣло вверхъ по трубѣ, когда соединенныя усилія нѣсколькихъ человѣкъ едва могли стащить его внизъ!

— Обратимся теперь къ другимъ указаніямъ, свидѣтельствующимъ о почти баснословной силѣ. Въ печкѣ были густыя, — очень густыя пряди сѣдыхъ человѣческихъ волосъ. Они были вырваны съ корнями. Вы знаете, какое усиліе нужно употребить, чтобы вырвать, такимъ образомъ, двадцать или тридцать волосковъ разомъ. Вы видѣли клочья, о которыхъ я говорю. На ихъ корняхъ (отвратительное зрѣлище), остались частицы кожи, — ясное доказательство чудовищной силы, выдернувшей съ корнемъ, быть можетъ, полъ-милліона волосъ разомъ. У старухи не только перерѣзано горло, но голова почти отдѣлена отъ туловища, — посредствомъ простой бритвы. Обратите также вниманіе на звѣрскую жестокость этихъ преступленій. Объ увѣчьяхъ на тѣлѣ г-жи Л’Эспанэ я не говорю. Г. Дюма и его достойный сотрудникъ г. Этьеннъ рѣшили, что они нанесены какимъ-нибудь тупымъ орудіемъ, безъ сомнѣнія, они правы. Этимъ тупымъ орудіемъ, очевидно, были камни мостовой, на которую выброшенъ трупъ изъ окна надъ кроватью. Соображеніе это ускользнуло отъ полицейскихъ, по той же причинѣ, въ силу которой ширина ставня осталась незамѣченной, — именно потому, что благодаря гвоздямъ въ рамахъ