Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/311

Эта страница была вычитана

ногой въ стѣну и, сильно оттолкнувшись, заперетъ ставню и даже, если окошко было открыто, вскочитъ въ комнату.

Замѣтьте, что для такого опаснаго и труднаго путешествія я считаю необходимой крайне рѣдкую степень ловкости. Я имѣю въ виду доказать вамъ, во-первыхъ, что его можно было совершить; а во-вторыхъ, и главнымъ образомъ, подчеркнуть необычайный, почти сверхъестественный характеръ дѣятельности того, кто его совершилъ.

— Вы скажете, безъ сомнѣнія, выражаясь языкомъ закона, что «въ интересахъ моего дѣла» я долженъ былъ бы скорѣе умалить, чѣмъ подчеркивать особенности этой дѣятельности. Такъ, можетъ быть, выходитъ съ точки зрѣнія закона, но не съ точки зрѣнія разума. Моя конечная цѣль только истина. Мое ближайшее намѣреніе — побудить васъ сопоставить этотъ необычайный характеръ дѣятельности съ особеннымъ, визгливымъ и неровнымъ голосомъ, настолько особеннымъ, что не нашлось двухъ свидѣтелей, которые согласились бы на счетъ національности его обладателя, — причемъ никто не могъ разобрать членораздѣльныхъ звуковъ.

При этихъ словахъ смутная догадка о значеніи его словъ мелькнула въ моемъ умѣ. Казалось, я вотъ-вотъ пойму, въ чемъ дѣло, — какъ бываетъ иногда съ воспоминаніемъ; кажется, вотъ сейчасъ вспомнишь, — и никакъ не можешь вспомнить до конца.

— Вы видите, — продолжалъ мой другъ, — что я свернулъ отъ вопроса о бѣгствѣ къ вопросу о появленіи вора. Я думаю, что онъ явился и ушелъ однимъ и тѣмъ же путемъ. Теперь вернемся въ комнату. Посмотримъ, въ какомъ видѣ она оказалась. Ящики комода, — сказано въ протоколѣ, — были обысканы, хотя многія изъ вещей остались на мѣстахъ. Выводъ получается нелѣпый. Это простая догадка, — очень глупая, — не болѣе. Почемъ мы знаемъ, было-ли въ этихъ ящикахъ что-нибудь кромѣ того, что въ нихъ оказалось. Г-жа Л’Эспанэ и ея дочь жили въ одиночествѣ — ни съ кѣмъ не знались, — рѣдко выходили изъ дома, — врядъ-ли у нихъ было много платьевъ. Во всякомъ случаѣ ихъ оказалось достаточно и хорошаго качества. Если воръ взялъ какія-нибудь изъ-нихъ, — то почему не взялъ лучшія, — почему не взялъ всѣ? Да и могъ-ли онъ бросить четыре тысячи франковъ золотомъ, чтобы обременить себя бѣльемъ. Золото было оставлено. Почти вся сумма, указанная банкиромъ Миньо, оказалась въ мѣшкахъ и на полу. Я хочу, чтобъ вы выбросили изъ головы ошибочную мысль о мотивѣ преступленія, — зародившуюся въ полицейскихъ мозгахъ, благодаря той части показанія, которая говоритъ о деньгахъ, оставленныхъ на полу. Совпаденія вдесятеро болѣе замѣчательныя, чѣмъ это (выдача денегъ и убійство въ теченіе трехъ дней послѣ выдачи), слу-