Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/161

Эта страница была вычитана

 

— Сестрица, — сказала она при наступленіи тысяча второй ночи (здѣсь я передаю разсказъ «Изитсоёрнотъ» verbatim), сестрица, — сказала она, теперь, когда маленькое недоразумѣніе на счетъ петли уладилось и ненавистный налогъ отмѣненъ, было бы очень не хорошо съ моей стороны утаить отъ тебя и калифа (съ сожалѣніемъ должна замѣтить, что онъ хранитъ — чего ни одинъ джентльменъ не позволилъ бы себѣ) заключеніе исторіи моряка Синбада. Онъ испыталъ много другихъ приключеній, гораздо болѣе интересныхъ, чѣмъ тѣ, о которыхъ я вамъ разсказала; но правду сказать, мнѣ очень хотѣлось спать въ ту ночь, когда пришлось о нихъ разсказывать, такъ что я многое выпустила — да проститъ мнѣ Аллахъ это прегрѣшеніе. Во всякомъ случаѣ никогда не поздно исправить мое упущеніе, — сейчасъ я кольну разъ или два булавкой калифа и когда онъ проснется и прекратитъ свой ужасный храпъ, разскажу тебѣ (и ему, если онъ пожелаетъ) конецъ этой замѣчательной исторіи.

Сестра Шехеразады, какъ видно изъ «Изитсоёрнотъ», не выразила особенной благодарности; но калифъ послѣ нѣсколькихъ уколовъ, пересталъ храпѣть и сказалъ «Хмъ!», а потомъ «Уфъ!», а супруга его, понявъ эти слова (безъ сомнѣнія, арабскія) въ томъ смыслѣ, что онъ весь вниманіе и постарается не храпѣть, вернулась къ исторіи моряка Синбада.

«Наконецъ, на старости лѣтъ (это слова самого Синбада, передаваемыя Шехеразадой), мной снова овладѣла страсть къ посѣщенію невѣдомыхъ странъ. Однажды утромъ, не сказавъ никому изъ близкихъ о моемъ планѣ, я собралъ нѣсколько узловъ товара подороже и полегче, кликнулъ носильщика и отравился вмѣстѣ съ нимъ на морской берегъ съ цѣлью дождаться корабля, который увезетъ меня изъ нашего царства въ какую-нибудь страну, гдѣ мнѣ еще не случалось бывать.

«Сложивъ узлы на прибрежномъ пескѣ, мы усѣлись подъ деревомъ, всматриваясь въ океанъ, не увидимъ-ли корабля. Но въ теченіе нѣсколькихъ часовъ не показывалось ни одного. Наконецъ, мнѣ почудился странный жужжащій или шипящій звукъ, и носильщикъ, прислушавшись, объявилъ, что и онъ тоже слышитъ. Звукъ становился все громче и громче: очевидно, приближался къ намъ. Вскорѣ мы замѣтили на краю горизонта черное пятно, которое росло, росло и превратилось въ чудовище, плывшее по морю, причемъ большая часть его туловища выдавалась надъ поверхностью. Оно приближалось къ намъ съ изумительною быстротой, выбрасывая огромные клубы дыма изъ своей груди и озаряя ту часть моря, по которой двигалось, длинной, далеко тянувшейся, полосой свѣта.

«Когда оно подплыло на близкое разстояніе, мы могли подробно разсмотрѣть его. Чудовище было втрое длиннѣе самаго вы-