Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/121

Эта страница была вычитана

точно нѣсколько тысячъ пароходовъ вздумали разомъ выпустить паръ. Теперь наше судно мчалось въ поясѣ пѣны, которая всегда окаймляетъ устье водоворота, и я ждалъ, что мы, вотъ-вотъ ринемся въ бездну. Мы различали ее очень неясно, такъ какъ судно неслось съ чудовищною быстротой. Казалось, оно совсѣмъ не погружается въ воду, а скользитъ на поверхности пѣны подобно мыльному пузырю. Правой стороной оно было обращено къ водовороту, а лѣвой къ океану, который мы только что оставили. Онъ стоялъ стѣной, заслоняя отъ насъ горизонтъ.

«Какъ это ни страшно, но теперь, когда мы находились на краю бездны, я былъ гораздо спокойнѣе, чѣмъ раньше, когда мы приближались къ ней. Утративъ всякую надежду, я не испытывалъ ужаса, который такъ придавилъ меня въ началѣ. Вѣроятно, отчаяніе придало мнѣ силы.

«Вы примите мои слова за похвальбу, но, увѣряю васъ, въ эту минуту я думалъ, какъ великолѣпна подобная смерть и какъ нелѣпо безпокоиться о своей ничтожной особѣ при видѣ такого удивительнаго проявленія могущества Божія. Кажется даже, я покраснѣлъ отъ стыда, — подумавъ это. Немного погодя я не на шутку заинтересовался самимъ водоворотомъ. Мнѣ положительно хотѣлось изслѣдовать его пучины, хотя бы цѣною жизни; и я жалѣлъ только, что нельзя будетъ разсказать старымъ товарищамъ о тайнахъ, которыя мнѣ доведется увидѣть. Безъ сомнѣнія, это странныя мысли для человѣка, находящагося въ такомъ положеніи. Я часто думалъ съ тѣхъ поръ, что быстрое вращеніе судна привело меня въ такое возбужденное состояніе.

«Было и другое обстоятельство, подѣйствовавшее на меня успокоительно, именно то, что мы находились подъ защитой отъ вѣтра. Какъ вы сами видите, полоса пѣны находится значительно ниже уровня океана, который возвышался налѣво отъ насъ, въ видѣ громадной, черной стѣны. Если вы никогда не бывали на морѣ, при сильномъ волненіи, то не можете и представить себѣ, до чего угнетающе дѣйствуютъ вѣтеръ и пѣна. Они ослѣпляютъ, оглушаютъ, душатъ васъ, отнимаютъ у васъ всякую способность къ разсужденію и дѣйствію. Но теперь мы были избавлены отъ этой докуки, какъ приговоренные къ смерти преступники, которымъ разрѣшаютъ пользоваться маленькими удобствами, не дозволявшимися, пока участь подсудимыхъ еще не была рѣшена.

«Невозможно сказать, сколько круговъ мы сдѣлали въ поясѣ пѣны. Мы вертѣлись въ немъ около часа, постепенно приближаясь къ окраинѣ. Все время я держался за рымъ-болтъ. Мой братъ ухватился за пустой боченокъ отъ воды, привязанный на кормѣ, единственный предметъ, оставшійся на палубѣ, когда ураганъ нале-