Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/12

Эта страница была вычитана

останусь съ вами нѣсколько дней, пока вы не поправитесь. У васъ лихорадка и…

— Пощупайте мой пульсъ, — сказалъ онъ.

Я пощупалъ и, правду сказать, не замѣтилъ ни малѣйшихъ признаковъ лихорадки.

— Но вы можете быть больны и безъ лихорадки. Послушайтесь меня хоть разъ. Во-первыхъ, ложитесь въ постель. Во-вторыхъ…

— Вы ошибаетесь, — перебилъ онъ, — я здоровъ, какъ только можно быть здоровымъ при моемъ возбужденіи. Если вы дѣйствительно расположены ко мнѣ, помогите мнѣ избавиться отъ этого возбужденія.

— Какъ же я могу вамъ помочь?

— Очень просто. Я предпринимаю съ Юпитеромъ небольшую экскурсію на материкъ, въ этой экскурсіи намъ понадобится помощь третьяго лица, на которое мы могли бы положиться. Вы единственный человѣкъ, которому я могу довѣрять. Удастся-ли намъ или нѣтъ, во всякомъ случаѣ, мое возбужденіе пройдетъ.

— Я радъ вамъ помочь всѣмъ, чѣмъ могу, — отвѣчалъ я, — но скажите: этотъ проклятый жукъ имѣетъ связь съ вашей экскурсіей?

— Да.

— Въ такомъ случаѣ, Легранъ, я не могу принять участія въ этомъ нелѣпомъ предпріятіи.

— Жаль, очень жаль, придется намъ взяться за него однимъ.

— Однимъ! Нѣтъ, онъ рѣшительно сумасшедшій!.. постойте!.. на долго вы думаете отправиться?

— По всей вѣроятности, на всю ночь. Мы отправляемся сейчасъ, а вернемся на разсвѣтѣ.

— Дайте мнѣ слово, что когда ваша причуда будетъ исполнена и исторія съ жукомъ (Господи!) уладится къ вашему удовольствію, вы вернетесь домой и будете слушаться меня, какъ слушались бы своего врача.

— Извольте, даю слово; а теперь въ путь, намъ нельзя терять времени.

Съ тяжелымъ сердцемъ послѣдовалъ я за своимъ другомъ. Мы отправились въ четыре часа, — Легранъ, Юпитеръ, собака и я. Юпитеръ потащилъ косу и заступы; онъ во что бы то ни стало хотѣлъ нести всѣ эти орудія самъ, повидимому, не столько вслѣдствіе избытка усердія или любезности, сколько потому, что боялся довѣрить ихъ своему господину.

Онъ былъ золъ, какъ собака, и единственныя слова, вырывав-


Тот же текст в современной орфографии

останусь с вами несколько дней, пока вы не поправитесь. У вас лихорадка и…

— Пощупайте мой пульс, — сказал он.

Я пощупал и, правду сказать, не заметил ни малейших признаков лихорадки.

— Но вы можете быть больны и без лихорадки. Послушайтесь меня хоть раз. Во-первых, ложитесь в постель. Во-вторых…

— Вы ошибаетесь, — перебил он, — я здоров, как только можно быть здоровым при моем возбуждении. Если вы действительно расположены ко мне, помогите мне избавиться от этого возбуждения.

— Как же я могу вам помочь?

— Очень просто. Я предпринимаю с Юпитером небольшую экскурсию на материк, в этой экскурсии нам понадобится помощь третьего лица, на которое мы могли бы положиться. Вы единственный человек, которому я могу доверять. Удастся ли нам или нет, во всяком случае, мое возбуждение пройдет.

— Я рад вам помочь всем, чем могу, — отвечал я, — но скажите: этот проклятый жук имеет связь с вашей экскурсией?

— Да.

— В таком случае, Легран, я не могу принять участия в этом нелепом предприятии.

— Жаль, очень жаль, придется нам взяться за него одним.

— Одним! Нет, он решительно сумасшедший!.. постойте!.. надолго вы думаете отправиться?

— По всей вероятности, на всю ночь. Мы отправляемся сейчас, а вернемся на рассвете.

— Дайте мне слово, что когда ваша причуда будет исполнена и история с жуком (Господи!) уладится к вашему удовольствию, вы вернетесь домой и будете слушаться меня, как слушались бы своего врача.

— Извольте, даю слово; а теперь в путь, нам нельзя терять времени.

С тяжелым сердцем последовал я за своим другом. Мы отправились в четыре часа, — Легран, Юпитер, собака и я. Юпитер потащил косу и заступы; он во что бы то ни стало хотел нести все эти орудия сам, по-видимому, не столько вследствие избытка усердия или любезности, сколько потому, что боялся доверить их своему господину.

Он был зол, как собака, и единственные слова, вырывав-