Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/101

Эта страница была вычитана

члены больного, которымъ я придалъ положеніе, казавшееся мнѣ самымъ удобнымъ. Ноги были вытянуты во всю длину, руки уложены вдоль тѣла, на нѣкоторомъ разстояніи отъ него; голова немного приподнята.

Когда я кончилъ, была уже полночь. Я попросилъ врачей освидѣтельствовать Вальдемара. Они объявили, что больной находится въ замѣчательно глубокомъ месмерическомъ трансѣ. Любопытство ихъ было возбуждено. Докторъ Д. рѣшилъ остаться при больномъ на всю ночь, докторъ Ф. ушелъ, но обѣщалъ зайти рано утромъ.

Мы оставили Вальдемара въ покоѣ до трехъ часовъ утра, когда я подошелъ къ нему, и убѣдился, что состояніе больного ничуть не измѣнилось съ ухода доктора Ф. Онъ лежалъ въ той же позѣ; пульсъ былъ незамѣтенъ; дыханіе очень слабое, его можно было замѣтить только прикладывая зеркало къ губамъ, члены окоченѣвшіе, холодные, какъ мраморъ. Но смерть, очевидно, еще не наступила.

Подойдя къ больному, я попытался заставить его правую руку двигаться по разнымъ направленіямъ вслѣдъ за моей рукой. Я и раньше пробовалъ этотъ опытъ, но всегда безуспѣшно, а теперь и подавно не разсчитывалъ на успѣхъ. Но къ крайнему моему удивленію рука больного исполняла вслѣдъ за моей цѣлый рядъ движеній, правда, медленно, но послушно. Тогда я рѣшился заговорить съ паціентомъ.

— Мистеръ Вальдемаръ, — спросилъ я, — вы спите? Онъ не отвѣчалъ, но я замѣтилъ, что губы его задрожали, и повторилъ вопросъ нѣсколько разъ. Послѣ третьяго раза легкая дрожь пробѣжала по его тѣлу, вѣки приподнялись такъ, что можно было разглядѣть бѣлую линію глазного яблока, губы тихонько зашевелились и произнесли чуть слышнымъ шепотомъ:

— Да, теперь заснулъ. Не будите меня! оставьте умереть въ этомъ состояніи.

Я пощупалъ конечности, онѣ, какъ и раньше, казались окоченѣвшими. Правая рука по прежнему слѣдовала за движеніями моей руки. Я снова спросилъ:

— Вы все еще чувствуете боль въ груди, мистеръ Вальдемаръ?

На этотъ разъ отвѣтъ послѣдовалъ немедленно, но еще болѣе слабымъ голосомъ:

— Никакой боли, — я умираю.

Я не хотѣлъ больше тревожить его, и оставилъ въ покоѣ до прихода доктора Ф., который явился на разсвѣтѣ, и былъ очень удивленъ, заставъ паціента еще въ живыхъ. Пощупавъ ему пульсъ и приложивъ къ губамъ зеркало, онъ попросилъ меня предложить, больному какой-нибудь вопросъ. Я послушался и спросилъ:

— Мистеръ Вальдемаръ, вы все еще спите?