Страница:Собрание сочинений Эдгара Поэ (1896) т.1.djvu/10

Эта страница была вычитана


— Да почемъ же ты знаешь, что онъ видитъ во снѣ жука?

— Почемъ знаю? вотъ: онъ говоритъ во снѣ про жука, — вотъ почемъ знаю.

— Ну, можетъ быть, ты и правъ, Джэпъ; но какому счастливому обстоятельству обязанъ я честью твоего посѣщенія?

— Что такое, масса?

— Ты съ какимъ-нибудь порученіемъ отъ г. Леграна?

— Нѣтъ, масса, у меня только грамотка, — съ этими словами Юпитеръ подалъ мнѣ записку слѣдующаго содержанія:

«Дорогой мой — что это васъ не видно? Неужели вы обидѣлись на какую-нибудь brusquerie съ моей стороны; нѣтъ, это невѣроятно.

«Съ тѣхъ поръ, какъ мы видѣлись съ вами въ послѣдній разъ, меня одолѣваютъ заботы. Мнѣ нужно разсказать вамъ объ одной вещи; но какъ разсказать, — я и самъ не знаю; не знаю даже, слѣдуетъ-ли разсказывать.

«Въ послѣднее время мнѣ нездоровилось, и старикашка Юпитеръ доѣхалъ меня своими заботами. Повѣрите-ли? на-дняхъ онъ вырѣзалъ здоровенную дубину и хотѣлъ отколотить меня за то, что я ушелъ утромъ, не разбудивши его, и прошлялся весь день, solus, среди холмовъ. Кажется, только мой болѣзненный видъ избавилъ меня отъ трепки.

«Со времени нашей послѣдней встрѣчи я ничего не прибавилъ къ своей коллекціи.

«Если возможно, пріѣзжайте съ Юпитеромъ. Пріѣзжайте. Мнѣ бы хотѣлось видѣть васъ сегодня, по важному дѣлу. Увѣряю васъ, по въ высшей степени важному дѣлу. Весь вашъ

Вильямъ Легранъ».

Что-то особенное въ тонѣ этой записки серьезно обезпокоило меня. Она совсѣмъ не походила на письма Леграна. Что за фантазія пришла ему въ голову? Какая новая химера обуяла его впечатлительный мозгъ? Какое «въ высшей степени важное дѣло» можетъ случиться у него? Разсказъ Юпитера не сулилъ ничего добраго. Я опасался, что постоянныя неудачи въ концѣ концовъ серьезно повредили разсудокъ моего друга. Въ виду этого, я, не медля ни минуты, отправился съ негромъ.

У берега насъ ожидала лодка, на днѣ которой я увидѣлъ косу и два заступа.

— Это зачѣмъ же, Джэпъ? — спросилъ я.

— Ему коса и лопатки, масса.

— Вижу, да зачѣмъ онѣ ему?

— Ему коса и лопатки масса. Вилль приказалъ купить въ городѣ и я платилъ за нихъ дьявольскую кучу денегъ.


Тот же текст в современной орфографии


— Да почем же ты знаешь, что он видит во сне жука?

— Почем знаю? вот: он говорит во сне про жука, — вот почем знаю.

— Ну, может быть, ты и прав, Джэп; но какому счастливому обстоятельству обязан я честью твоего посещения?

— Что такое, масса?

— Ты с каким-нибудь поручением от г. Леграна?

— Нет, масса, у меня только грамотка, — с этими словами Юпитер подал мне записку следующего содержания:

«Дорогой мой — что это вас не видно? Неужели вы обиделись на какую-нибудь brusquerie с моей стороны; нет, это невероятно.

С тех пор, как мы виделись с вами в последний раз, меня одолевают заботы. Мне нужно рассказать вам об одной вещи; но как рассказать, — я и сам не знаю; не знаю даже, следует ли рассказывать.

В последнее время мне нездоровилось, и старикашка Юпитер доехал меня своими заботами. Поверите-ли? на днях он вырезал здоровенную дубину и хотел отколотить меня за то, что я ушел утром, не разбудивши его, и прошлялся весь день, solus, среди холмов. Кажется, только мой болезненный вид избавил меня от трепки.

Со времени нашей последней встречи я ничего не прибавил к своей коллекции.

Если возможно, приезжайте с Юпитером. Приезжайте. Мне бы хотелось видеть вас сегодня, по важному делу. Уверяю вас, по в высшей степени важному делу. Весь ваш

Вильям Легран».

Что-то особенное в тоне этой записки серьезно обеспокоило меня. Она совсем не походила на письма Леграна. Что за фантазия пришла ему в голову? Какая новая химера обуяла его впечатлительный мозг? Какое «в высшей степени важное дело» может случиться у него? Рассказ Юпитера не сулил ничего доброго. Я опасался, что постоянные неудачи в конце концов серьезно повредили рассудок моего друга. В виду этого, я, не медля ни минуты, отправился с негром.

У берега нас ожидала лодка, на дне которой я увидел косу и два заступа.

— Это зачем же, Джэп? — спросил я.

— Ему коса и лопатки, масса.

— Вижу, да зачем они ему?

— Ему коса и лопатки масса. Вилль приказал купить в городе и я платил за них дьявольскую кучу денег.