Открыть главное меню

Страница:Случевский. Сочинения. том 4 (1898).pdf/233

Эта страница была вычитана

Тѣ же, которыя не успѣли или не могли помириться, скрывались въ глубинѣ роскошныхъ жилищъ. Тамъ, подъ покровомъ безнаказанности, образовывались виртуозки любви… или медленно умирали.

*       *
*

Альгоя, похищенная изъ дому съ прогулки, была привезена въ городъ и очутилась въ рукахъ одного изъ опытнѣйшихъ и именитѣйшихъ гражданъ его.

Никто лучше этого человѣка не могъ подмѣтить особенностей характера дѣвушки, съ тѣмъ, чтобы вѣрнѣе овладѣть ею. Никто не принимался за дѣло съ такою увѣренностью въ успѣхѣ, такъ терпѣливо, такъ вкрадчиво. Никто искреннѣе его не убѣждалъ, не преодолѣвалъ сопротивленія стыдливости; никто не умѣлъ выслѣдить съ такимъ знаніемъ и вниманіемъ дѣйствіе на организмъ своихъ плѣнницъ тѣхъ или другихъ опасныхъ настоевъ; никто не подносилъ ихъ такъ кстати, съ такою предупредительностью; ни у кого, наконецъ, не собиралось бо̀льшаго количества богатыхъ гостей и ни у кого не короталось время безумнѣе и веселѣе. Не рождалось на свѣтъ такихъ жесткихъ волосъ, чтобы не сдѣлались подъ опытною рукою его мягче шелка; онъ могъ мѣнять и оживлять всякій цвѣтъ лица, мягчить кожу, зналъ въ совершенствѣ разрисовку рѣсницъ и бровей и сохраненіе зубовъ, училъ играть на арфѣ и рисовать на фарфорѣ и сочинялъ прелестныя, пѣвучія пѣсенки, и всякая женщина, возвращавшаяся въ свѣтъ отъ него, цѣнилась несравненно дороже другихъ. Задумалъ онъ сдѣлать изъ Альгои что-то невиданное и неслыханное, и приступилъ къ дѣлу. Онъ заплатилъ за нее много, и думалъ взять еще больше.

Но дѣвушка отталкивала всякую попытку, и немного нужно было ему времени, чтобы убѣдиться въ совершен-


Тот же текст в современной орфографии

Те же, которые не успели или не могли помириться, скрывались в глубине роскошных жилищ. Там, под покровом безнаказанности, образовывались виртуозки любви… или медленно умирали.

*       *
*

Альгоя, похищенная из дому с прогулки, была привезена в город и очутилась в руках одного из опытнейших и именитейших граждан его.

Никто лучше этого человека не мог подметить особенностей характера девушки, с тем, чтобы вернее овладеть ею. Никто не принимался за дело с такою уверенностью в успехе, так терпеливо, так вкрадчиво. Никто искреннее его не убеждал, не преодолевал сопротивления стыдливости; никто не умел выследить с таким знанием и вниманием действие на организм своих пленниц тех или других опасных настоев; никто не подносил их так кстати, с такою предупредительностью; ни у кого, наконец, не собиралось бо́льшего количества богатых гостей и ни у кого не короталось время безумнее и веселее. Не рождалось на свет таких жёстких волос, чтобы не сделались под опытною рукою его мягче шёлка; он мог менять и оживлять всякий цвет лица, мягчить кожу, знал в совершенстве разрисовку ресниц и бровей и сохранение зубов, учил играть на арфе и рисовать на фарфоре и сочинял прелестные, певучие песенки, и всякая женщина, возвращавшаяся в свет от него, ценилась несравненно дороже других. Задумал он сделать из Альгои что-то невиданное и неслыханное, и приступил к делу. Он заплатил за неё много, и думал взять ещё больше.

Но девушка отталкивала всякую попытку, и немного нужно было ему времени, чтобы убедиться в совершен-