Страница:Сапунов А. Двинские или Борисовы камни.pdf/9

Эта страница не была вычитана



Двинскiе, или Борисовы камни.

Двинскiе, или Борисовы камни не разъ уже обращали на себя вниманiе ученыхъ. Тѣмь не менѣе, до сихъ поръ еще не вполнѣ выяснены вопросы: кѣмъ именно, когда и для какой цѣли изсѣчены кресты и надписи на этихъ камняхъ? Кромѣ того, надписи Двинскихъ камней на существующихъ снимкахъ съ нихъ переданы весьма неточно, а потому и могли подавать поводъ, къ разнымъ недоразумѣнiямъ и сомнѣнiямъ.

Въ виду этого, я считаю необходимымъ еще разъ поговорить объ этихъ замѣчательныхъ памятникахъ древняго Полоцкаго княжества.

Первый обративший вниманiе па одинъ изъ Двинскихъ камней былъ Стрыйковскiй, жившiй и писавшiй въ Витебскѣ, во второй половинѣ XVI в. Вотъ что говорить онъ по занимаю­щему насъ вопросу въ своей „Хроникѣ“:

Тот же текст в современной орфографии
Двинские, или Борисовы камни.

Двинские, или Борисовы камни не раз уже обращали на себя внимание ученых. Темь не менее, до сих пор еще не вполне выяснены вопросы: кем именно, когда и для какой цели иссечены кресты и надписи на этих камнях? Кроме того, надписи Двинских камней на существующих снимках с них переданы весьма неточно, а потому и могли подавать повод, к разным недоразумениям и сомнениям.

В виду этого, я считаю необходимым еще раз поговорить об этих замечательных памятниках древнего Полоцкого княжества.

Первый обративший внимание па один из Двинских камней был Стрыйковский, живший и писавший в Витебске, во второй половине XVI в. Вот что говорить он по занимаю­щему нас вопросу в своей „Хронике“:[1] „Явное

  1. „A togo każdy najdzie i dziś jawne świadectwo, kamień w Dżwinie wynios­ły, od Dzisny, dzisiejszego naszej pamięci założonego miasta, mila, a od Potocka siedm, między Drissą a Dzisną, na niż do Rygi płynąc, na którym kamieniu jest krzyż ruskim wyryty kształtem, taki: Book illustrations of Dvina or Boris stones - k.1.png a tego xiążęcia Borissa napis pod vim: Wspomoży Hospody raba swojoho, Borissa syna Gynwiloweho! ruskimi literami, co mnie ukazował jeden kupiec z Dzisny gdy nas kilko żolnierzów z Witebska w strugu jechało do Dinamuntu nad Inflandckie morze, a iżeśmy tam w tym miejscu z przygody nocowali, strugi do brzegu przypchąwszy, do tegośmy się kamienia w czółnie wozili, chcąc widzieć starożytną dawność rzeczy“. (Kronika Macieja Stryjkowskiego. Warszawa, 1846, t. I, str. 241—242).