Страница:Полное собрание сочинений Н. С. Лескова. Т. 1 (1902).pdf/96

Эта страница была вычитана
— 90 —


Пріятный перервался
Въ началѣ самомъ сонъ.

Протопопица слушаетъ съ удовольствіемъ пѣніе Ахиллы, потому что она любитъ и его самого за то, что онъ любитъ ея мужа, и любитъ его пѣніе. Она замечталась и не слышитъ, какъ дьяконъ взошелъ на берегъ и все приближается и приближается, и, наконецъ, подъ самымъ ея окошечкомъ вдругъ хватилъ съ декламаціей:

Кто тамъ стучится смѣло?
Сквозь двери я спросилъ.

Мечтавшая протопопица тихо вскрикнула: «ахъ!» и отскочила въ глубь покоя.

Дьяконъ, услыхавъ это восклицаніе, пересталъ пѣть и остановился.

— А вы, Наталья Николаевна, еще не започивали? — отнесся онъ къ протопопицѣ, и съ этими словами, схватясь руками за подоконникъ, вспрыгнулъ на карнизецъ и воскликнулъ: — А у насъ миръ!

— Что? — переспросила протопопица.

— Миръ, — повторилъ дьяконъ: — миръ.

Ахилла повелъ по воздуху рукой и добавилъ:

— Отецъ протопопъ… конецъ…

— Что̀ ты говоришь, какой конецъ? — запытала вдругъ встревоженная этимъ словомъ протопопица.

— Конецъ… со мною всему конецъ… Отнынѣ миръ и благоволеніе. Нынѣ которое число? Нынѣ четвертое іюня; вы такъ и запишите: «4-го іюня миръ и благоволеніе», потому что миръ всѣмъ, и Варнавкѣ учителю шабашъ.

— Ты это что-то… виномъ отъ тебя не пахнетъ, а врешь.

— Вру! А вотъ вы скоро увидите, какъ я вру. Сегодня 4-е іюня, сегодня преподобнаго Меѳодія Песношскаго, вотъ вы это себѣ такъ и запишите, что отъ этого дня у насъ распочнется.

Дьяконъ еще приподнялся на локти и, втиснувшись въ комнату по самый по поясъ, зашепталъ:

— Вы вѣдь, небось, не знаете, что̀ учитель Варнавка сдѣлалъ?

— Нѣтъ, дружокъ, не слыхала, что̀ такое еще онъ, негодивецъ, сотворилъ.

— Ужасная вещь-съ! онъ человѣка въ горшкѣ сварилъ.


Тот же текст в современной орфографии

Приятный ​перервался​
В начале самом сон.

​Протопопица​ слушает с удовольствием пение ​Ахиллы​, потому что она любит и его самого за то, что он любит ее мужа, и любит его пение. Она замечталась и не слышит, как дьякон взошел на ​берег​ и ​вс​е приближается и приближается, и, наконец, под самым её окошечком вдруг хватил с декламацией:

Кто там стучится смело?
Сквозь двери я спросил.

Мечтавшая ​протопопица​ тихо вскрикнула: «ах!» и отскочила в глубь покоя.

Дьякон, услыхав это восклицание, перестал петь и остановился.

— А вы, Наталья Николаевна, ещё не ​започивали​? — отнёсся он к ​протопопице​, и с этими словами, ​схватясь​ руками за подоконник, вспрыгнул на ​карнизец​ и воскликнул: — А у нас мир!

— Что? — переспросила ​протопопица​.

— Мир, — повторил дьякон: — мир.

​Ахилла​ повел по воздуху рукой и добавил:

— Отец протопоп… конец…

— Что ты говоришь, какой конец? — ​запытала​ вдруг встревоженная этим словом ​протопопица​.

— Конец… со мною всему конец… Отныне мир и благоволение. Ныне которое число? Ныне четвертое июня; вы так и запишите: «4-го июня мир и благоволение», потому что мир ​всем​, и ​Варнавке​ учителю шабаш.

— Ты это что-то… вином от тебя не ​пахнет​, а врешь.

— Вру! А вот вы скоро увидите, как я вру. Сегодня 4-е июня, сегодня преподобного Мефодия Песношского, вот вы это себе так и запишите, что от этого дня у нас ​распочнется​.

Дьякон еще приподнялся на локти и, втиснувшись в комнату по самый по пояс, зашептал:

— Вы ведь, небось, не знаете, что учитель ​Варнавка​ сделал?

— Нет, дружок, не слыхала, что такое еще он, ​негодивец​, сотворил.

— Ужасная вещь-с! он человека в горшке сварил.