Страница:Полное собрание сочинений Н. С. Лескова. Т. 1 (1902).pdf/95

Эта страница была вычитана
— 89 —

ника. Давай мы ему, Ѳёклушка, постель постелемъ, пока онъ воротится.

Ѳёклинька принесла изъ сосѣдней комнаты въ залу двѣ подушки, простыню и стеганое желтое шерстяное одѣяло; а мать протопопица внесла бѣлый пикейный шлафрокъ и большой пунцовый фуляръ. Постель была постлана отцу протопопу на большомъ, довольно твердомъ диванѣ изъ карельской березы. Изголовье было открыто; бѣлый шлафрокъ раскинутъ по креслу, которое поставлено въ ногахъ постели; на шлафрокъ положенъ пунцовый фуляръ. Когда эта часть была устроена, мать протопопица, вдвоемъ съ Ѳёклинькой, придвинули къ головамъ постели отца Савелія тяжелый, изъ карельской же березы, овальный столъ на массивной тумбѣ, поставили на этотъ столъ свѣчу, стаканъ воды, блюдце съ толченымъ сахаромъ и колокольчикъ. Всѣ эти приготовленія и тщательность, съ которою они исполнялись, свидѣтельствовали о великомъ вниманіи протопопицы ко всѣмъ привычкамъ мужа. Только устроивъ все какъ слѣдовало, по обычаю, она успокоилась и снова погасила свѣчу и сѣла одиноко къ окошечку ожидать протопопа. Глядя на нее, можно было видѣть, что она ожидаетъ его неспокойно; этому и была причина: давно невеселый Туберозовъ нынче особенно хандрилъ цѣлый день, и это тревожило его добрую подругу. Къ тому же, онъ и усталъ: онъ ѣздилъ нынче на поля пригородныхъ слобожанъ и служилъ тамъ молебенъ по случаю стоящей засухи. Послѣ обѣда онъ немножко вздремнулъ и пошелъ пройтись, но, какъ оказалось, зашелъ къ исправнику, и теперь его еще нѣтъ. Ждетъ его маленькая протопопица еще полчаса и еще часъ, а его все нѣтъ. Тишина ненарушимая. Но вотъ съ нагорья послышалось чье-то довольно пріятное пѣніе. Мать протопопица прислушивается. Это поетъ дьяконъ Ахилла; она хорошо узнаетъ его голосъ. Онъ сходитъ съ Батавиной горы и распѣваетъ:

Ночною темнотою
Покрылись небеса;
Всѣ люди для покоя
Сомкнули очеса.

Дьяконъ спустился съ горы и, идучи по мосту, продолжаетъ:

Внезапно постучался
Мнѣ въ двери купидонъ;


Тот же текст в современной орфографии

ника. Давай мы ему, ​Фёклушка​, постель постелем, пока он воротится.

Фёклинька принесла из соседней комнаты в залу две подушки, простыню и стеганое жёлтое шерстяное одеяло; а мать ​протопопица​ внесла белый пикейный шлафрок и большой пунцовый фуляр. Постель была ​постлана​ отцу протопопу на большом, довольно твердом диване из карельской березы. Изголовье было открыто; белый шлафрок раскинут по креслу, которое поставлено в ногах постели; на шлафрок положен пунцовый фуляр. Когда эта часть была устроена, мать ​протопопица​, вдвоём с Фёклинькой, придвинули к головам постели отца Савелия тяжелый, из карельской же березы, овальный стол на массивной тумбе, поставили на этот стол свечу, стакан воды, блюдце с толчёным сахаром и колокольчик. ​Все​ эти приготовления и тщательность, с которою они исполнялись, свидетельствовали о великом внимании ​протопопицы​ ко ​всем​ привычкам мужа. Только устроив ​все​ как следовало, по обычаю, она успокоилась и снова погасила свечу и ​села​ одиноко к окошечку ожидать протопопа. Глядя на нее, можно было видеть, что она ожидает его неспокойно; этому и была причина: давно невеселый ​Туберозов​ нынче особенно хандрил целый день, и это тревожило его добрую подругу. К тому же, он и устал: он ездил нынче на поля пригородных слобожан и служил там молебен по случаю стоящей засухи. После обеда он немножко вздремнул и пошёл пройтись, но, как оказалось, зашел к исправнику, и теперь его ещё нет. Ждет его маленькая ​протопопица​ ещё полчаса и ещё час, а его ​все​​ нет. Тишина ненарушимая. Но вот с нагорья послышалось чье-то довольно приятное пение. Мать ​протопопица​ прислушивается. Это поет дьякон ​Ахилла​; она хорошо ​узнает​ его голос. Он сходит с ​Батавиной​ горы и распевает:

Ночною темнотою
Покрылись небеса;
​Все​ люди для покоя
Сомкнули очёса.

Дьякон спустился с горы и, ​идучи​ по мосту, продолжает:

Внезапно постучался
Мне в двери купидон;