Страница:Полное собрание сочинений Н. С. Лескова. Т. 1 (1902).pdf/120

Эта страница была вычитана
— 114 —


«— А вы давно однѣ изволите жить?

«Она. Одна, отецъ, одна, и давно я одна, — проговорила она, вздохнувъ.

«Я. Одиночество это часто довольно тягостно.

«Она. Что это?

«Я. Одиночество.

«Она. А ты развѣ не одинокъ?

«Я. Какимъ же образомъ я одинокъ, когда у меня есть жена?

«Она. Что жъ, развѣ твоя жена все понимаетъ, чѣмъ ты, какъ умный человѣкъ, можешь поскорбѣть и поболѣть?

«Я. Я женой моею счастливъ и люблю ее.

«Она. Любишь? Но ты ее любишь сердцемъ, а помыслами души все-таки одинокъ стоишь. Не жалѣй меня, что я одинока: всякъ, братъ, кто въ семьѣ дальше братняго носа смотритъ, и между своими одинокимъ себя увидитъ. У меня тоже сынъ есть, но ужъ я его третій годъ не видала, знать, ему скучно со мною.

«Я. Гдѣ же теперь вашъ сынъ?

«Она. Въ Польшѣ мой сынъ полкомъ командуетъ.

«Я. Это доблестное дѣло враговъ отчизны смирять.

«Она. Не знаю я, сколько въ этомъ доблести, что мы съ этими полячишками о̀-сю пору возимся, а по-моему вдвое больше въ этомъ меледы.

«Я. Справимся-съ, придетъ время.

«Она. Никогда оно не придетъ, потому что оно ужъ ушло, а мы все какъ куликъ въ болотѣ стояли: и носъ дологъ, и хвостъ дологъ: носъ вытащимъ — хвостъ завязнетъ, хвостъ вытащимъ — носъ завязнетъ. Перекачиваемся, да дураковъ тѣшимъ: то поляковъ нагайками потчуемъ, то у ихъ хитрихъ-полячекъ ручки цѣлуемъ; это грѣшно и мерзко такъ людей портить.

«— А все же, говорю, войска наши тамъ, по крайней мѣрѣ, удерживаютъ поляковъ, чтобъ они намъ не вредили.

«— Ни отъ чего они ихъ, — отвѣчаетъ, — не удерживаютъ; да и намъ тѣ поляки не страшны бы, когда бъ мы сами другъ друга ѣсть обѣщанья не сдѣлали.

«— Это, — говорю, — осужденіе вашего превосходительства, кажется, какъ бы нѣсколько излишне сурово.

«Она. Ничего нѣтъ въ правдѣ излишне суроваго.

«— Вы же, — говорю, — сами, вѣроятно, изволите помнить