Страница:Ницше Так говорил Заратустра 1913.pdf/95

Эта страница была вычитана

Серьезно относятся всѣ къ смерти: но смерть не ѣсть еще праздникъ. Еще не научились люди чтить самые свѣтлые праздники.

Совершенную смерть показываю я вамъ; она для живущихъ становится жаломъ и священнымъ обѣтомъ.

Своею смертью умираетъ совершившій свой путь, умираетъ побѣдоносно, окруженный тѣми, кто на дѣются и даютъ священный обѣтъ.

Слѣдовало бы научиться умирать; и не должно быть праздника тамъ, гдѣ такой умирающій не освятилъ клятвы живущихъ!

Такъ умереть — лучше всего; а второе: умереть въ борьбѣ и растратить великую душу.

Но какъ борющемуся, такъ и побѣдителю одинаково ненавистна ваша смерть, которая скалитъ зубы и крадется, какъ воръ — и однако входитъ, какъ повелитель.

Свою смерть хвалю я вамъ, свободную смерть, которая приходитъ ко мнѣ, потому что я хочу.

И когда же захочу я? — У кого есть цѣль и преемникъ, тотъ хочетъ смерти во-время для цѣли и преемника.

Изъ глубокаго уваженія къ цѣли и преемнику не повѣситъ онъ сухихъ вѣнковъ въ святилищѣ жизни.

Поистинѣ, не хочу я походить на тѣхъ, кто сучитъ веревку: они тянутъ свои нити въ длину, а сами при этомъ все пятятся.

Иные становятся для своихъ истинъ и побѣдъ слишкомъ стары; беззубый ротъ не имѣетъ уже права на всѣ истины.

И каждый, желающій славы, долженъ умѣть во-время проститься съ почестью и знать трудное искусство — уйти во время.

Тот же текст в современной орфографии

Серьезно относятся все к смерти: но смерть не есть еще праздник. Еще не научились люди чтить самые светлые праздники.

Совершенную смерть показываю я вам; она для живущих становится жалом и священным обетом.

Своею смертью умирает совершивший свой путь, умирает победоносно, окруженный теми, кто на деются и дают священный обет.

Следовало бы научиться умирать; и не должно быть праздника там, где такой умирающий не освятил клятвы живущих!

Так умереть — лучше всего; а второе: умереть в борьбе и растратить великую душу.

Но как борющемуся, так и победителю одинаково ненавистна ваша смерть, которая скалит зубы и крадется, как вор — и однако входит, как повелитель.

Свою смерть хвалю я вам, свободную смерть, которая приходит ко мне, потому что я хочу.

И когда же захочу я? — У кого есть цель и преемник, тот хочет смерти вовремя для цели и преемника.

Из глубокого уважения к цели и преемнику не повесит он сухих венков в святилище жизни.

Поистине, не хочу я походить на тех, кто сучит веревку: они тянут свои нити в длину, а сами при этом всё пятятся.

Иные становятся для своих истин и побед слишком стары; беззубый рот не имеет уже права на все истины.

И каждый, желающий славы, должен уметь вовремя проститься с почестью и знать трудное искусство — уйти во время.