Страница:Ницше Так говорил Заратустра 1913.pdf/65

Эта страница была вычитана

Что хорошо? спрашиваете вы. Хорошо быть храбрымъ. Предоставьте маленькимъ дѣвочкамъ говорить: «быть добрымъ, вотъ что мило и въ то же время трогательно».

Васъ называютъ безсердечными: но ваше сердце неподдѣльно, и я люблю стыдливость вашей сердечности. Вы стыдитесь прилива вашихъ чувствъ, а другіе стыдятся ихъ отлива.

Вы безобразны? Ну, что-жъ, братья мои! Окутайте себя возвышеннымъ, этой мантіей безобразнаго!

И когда ваша душа становится большой, она становится высокомѣрной; и въ вашей возвышенности есть злоба. Я знаю васъ.

Въ злобѣ встрѣчается высокомѣрный со слабымъ. Но они не понимаютъ другъ друга. Я знаю васъ.

Враги у васъ должны быть только такіе, которыхъ бы вы ненавидѣли, а не такіе, чтобъ ихъ презирать. Надо, чтобъ вы гордились своимъ врагомъ: тогда успѣхи вашего врага будутъ и вашими успѣхами.

Возстаніе — это доблесть раба. Вашей доблестью да будетъ повиновеніе! Само приказаніе ваше да будетъ повиновеніемъ!

Для хорошаго воина «ты долженъ» звучать пріятнѣе, чѣмъ «я хочу». И все, что вы любите, вы должны сперва приказать себѣ.

Ваша любовь къ жизни да будетъ любовью къ вашей высшей надеждѣ: а этой высшей надеждой пусть будетъ высшая мысль о жизни!

Но ваша высшая мысль должна быть вамъ приказана мною — и она гласить: человѣкъ есть нѣчто, что должно превзойти.

Тот же текст в современной орфографии

Что хорошо? спрашиваете вы. Хорошо быть храбрым. Предоставьте маленьким девочкам говорить: «быть добрым, вот что мило и в то же время трогательно».

Вас называют бессердечными: но ваше сердце неподдельно, и я люблю стыдливость вашей сердечности. Вы стыдитесь прилива ваших чувств, а другие стыдятся их отлива.

Вы безобразны? Ну, что ж, братья мои! Окутайте себя возвышенным, этой мантией безобразного!

И когда ваша душа становится большой, она становится высокомерной; и в вашей возвышенности есть злоба. Я знаю вас.

В злобе встречается высокомерный со слабым. Но они не понимают друг друга. Я знаю вас.

Враги у вас должны быть только такие, которых бы вы ненавидели, а не такие, чтоб их презирать. Надо, чтоб вы гордились своим врагом: тогда успехи вашего врага будут и вашими успехами.

Восстание — это доблесть раба. Вашей доблестью да будет повиновение! Само приказание ваше да будет повиновением!

Для хорошего воина «ты должен» звучать приятнее, чем «я хочу». И всё, что вы любите, вы должны сперва приказать себе.

Ваша любовь к жизни да будет любовью к вашей высшей надежде: а этой высшей надеждой пусть будет высшая мысль о жизни!

Но ваша высшая мысль должна быть вам приказана мною — и она гласить: человек есть нечто, что должно превзойти.