Страница:Ницше Так говорил Заратустра 1913.pdf/62

Эта страница была вычитана

Они охотно желали бы быть мертвыми, и мы должны одобрить ихъ волю! Будемъ же остерегаться, чтобъ не воскресить этихъ мертвыхъ и не повредить эти живые гробы!

Повстрѣчается ли имъ больной, или старикъ, или трупъ, и тотчасъ говорятъ они: «жизнь опровергнута!»

Но только они опровергнуты и ихъ глаза, видящіе только одно лицо въ существованіи.

Погруженные въ глубокое уныніе и внимательные только къ маленькимъ случайностямъ, приносящимъ смерть: такъ ждутъ они, стиснувъ зубы.

Или же: они хватаются за сласти и смѣются при этомъ, своему ребячеству; они висятъ на жизни, какъ на соломинкѣ, и смѣются, что они еще висятъ на соломинкѣ.

Ихъ мудрость гласить: «Глупецъ тотъ, кто остается жить, и мы настолько же глупы. Это и есть самое глупое въ жизни!»

«Жизнь есть только страданіе» — такъ говорятъ другіе и не лгутъ: такъ постарайтесь же, чтобъ перестать вамъ существовать! Такъ постарайтесь же, чтобъ кончилась жизнь, которая есть только страданіе!

И да гласить правило вашей добродѣтели: «ты долженъ убить самого себя! Ты долженъ самъ себя украсть у себя!»

«Сладострастіе есть грѣхъ, — такъ говорятъ проповѣдующіе смерть — дайте намъ идти стороною и не рождать дѣтей!»

«Трудно родить, — говорятъ другіе — къ чему еще рождать? Родятся лишь несчастные!» И они также проповѣдники смерти.

«Намъ нужна жалость — такъ говорятъ третьи. Возьмите, что есть у меня! Возьмите меня самого! Тѣмъ меньше я буду связанъ съ жизнью!»

Тот же текст в современной орфографии

Они охотно желали бы быть мертвыми, и мы должны одобрить их волю! Будем же остерегаться, чтоб не воскресить этих мертвых и не повредить эти живые гробы!

Повстречается ли им больной, или старик, или труп, и тотчас говорят они: «жизнь опровергнута!»

Но только они опровергнуты и их глаза, видящие только одно лицо в существовании.

Погруженные в глубокое уныние и внимательные только к маленьким случайностям, приносящим смерть: так ждут они, стиснув зубы.

Или же: они хватаются за сласти и смеются при этом, своему ребячеству; они висят на жизни, как на соломинке, и смеются, что они еще висят на соломинке.

Их мудрость гласить: «Глупец тот, кто остается жить, и мы настолько же глупы. Это и есть самое глупое в жизни!»

«Жизнь есть только страдание» — так говорят другие и не лгут: так постарайтесь же, чтоб перестать вам существовать! Так постарайтесь же, чтоб кончилась жизнь, которая есть только страдание!

И да гласить правило вашей добродетели: «ты должен убить самого себя! Ты должен сам себя украсть у себя!»

«Сладострастие есть грех, — так говорят проповедующие смерть — дайте нам идти стороною и не рождать детей!»

«Трудно родить, — говорят другие — к чему еще рождать? Родятся лишь несчастные!» И они также проповедники смерти.

«Нам нужна жалость — так говорят третьи. Возьмите, что есть у меня! Возьмите меня самого! Тем меньше я буду связан с жизнью!»