Страница:Ницше Так говорил Заратустра 1913.pdf/284

Эта страница не была вычитана

ахъ! тогда и любовь моя также быстро убѣжитъ отъ тебя». —

Тутъ жизнь задумчиво оглянулась кругомъ и тихо сказала: «О, Заратустра, ты недостаточно вѣренъ мнѣ!

Ты любишь меня далеко не такъ сильно, какъ говоришь; я знаю, ты думаешь о томъ, что ты хочешь скоро покинуть меня.

Существуетъ еюарыЯ, тяжелый, очень тяжелый колоколъ-ревунъ: онъ реветъ по ночамъ вплоть до самой пещеры твоей: —

когда ты слышишь, какъ этотъ колоколъ въ полночь бьетъ часы, ты думаешь между часомъ и двѣнадцатью о томъ —

ты думаешь о томъ, о, Заратустра, я знаю это, что ты хочешь скоро покинуть меня!» —

«Да, отвѣчалъ я въ нерѣшимости, но ты знаешь также». — И я сказалъ ей нѣчто на ухо, прямо въ ея спутанныя, желтыя, безумныя пряди волосъ.

«Ты знаешь это, о, Заратустра? Этого никто не знаетъ». —

И мы смотрѣли другъ на друга и бросали свои взоры на зеленый лугъ, по которому только что пробѣжала вечерняя прохлада, и оба мы плакали, — И въ тотъ разъ жизнь была мнѣ милѣе, чѣмъ когда-либо вся мудрость моя».

Такъ говорилъ Заратустра.

* * *
3.
Разъ!

0, другъ, вникай!

Тот же текст в современной орфографии

ах! тогда и любовь моя также быстро убежит от тебя». —

Тут жизнь задумчиво оглянулась кругом и тихо сказала: «О, Заратустра, ты недостаточно верен мне!

Ты любишь меня далеко не так сильно, как говоришь; я знаю, ты думаешь о том, что ты хочешь скоро покинуть меня.

Существует еюарыЯ, тяжелый, очень тяжелый колокол-ревун: он ревет по ночам вплоть до самой пещеры твоей: —

когда ты слышишь, как этот колокол в полночь бьет часы, ты думаешь между часом и двенадцатью о том —

ты думаешь о том, о, Заратустра, я знаю это, что ты хочешь скоро покинуть меня!» —

«Да, отвечал я в нерешимости, но ты знаешь также». — И я сказал ей нечто на ухо, прямо в её спутанные, желтые, безумные пряди волос.

«Ты знаешь это, о, Заратустра? Этого никто не знает». —

И мы смотрели друг на друга и бросали свои взоры на зеленый луг, по которому только что пробежала вечерняя прохлада, и оба мы плакали, — И в тот раз жизнь была мне милее, чем когда-либо вся мудрость моя».

Так говорил Заратустра.

* * *
3.
Раз!

0, друг, вникай!