Страница:Ницше Так говорил Заратустра 1913.pdf/267

Эта страница не была вычитана

И теперь только наступаетъ для него великій страхъ, великая осмотрительность, великая болѣзнь, великое отвращеніе, великая морская болѣзнь.

Обманчивые берега и ложную безопасность указали вамъ добрые; во лжи добрыхъ были вы рождены и окутаны ею. Добрые все извратили и исказили до самаго основанія.

Но кто открылъ землю «человѣкъ», открылъ также и землю «человѣческое будущее». Теперь должны вы быть мореплавателями, отважными, и терпѣливыми!

Ходите прямо во-время, о, братья мои, учитесь ходить прямо! Море бушуетъ: многіе нуждаются въ васъ, чтобы снова подняться.

Море бушуетъ: все въ морѣ. Ну, что-жъ! впередъ! старыя сердца моряковъ!

Что вамъ до родины! Туда стремится корабль нашъ, гдѣ страна дѣтей нашихъ! Тамъ, на просторѣ, болѣе неистово, чѣмъ море, бушуетъ наше великое желаніе!

* * *
29.

«Почему ты такой твердый! — сказалъ однажды про стой уголь алмазу; развѣ мы не близкіе родственники?»

Почему вы такіе мягкіе? О, братья мои, такъ спрашиваю я васъ: развѣ вы — не братья мои?

Почему же вы такіе мягкіе, такіе уступчивые, такіе податливые? Почему такъ много отрицанія, отреченія въ сердцѣ вашемъ? Такъ мало рокового во взорѣ вашемъ?

И если вы не хотите быть роковыми и неумолимыми: какъ могли бы вы вмѣстѣ со мною — побѣждать?

Тот же текст в современной орфографии

И теперь только наступает для него великий страх, великая осмотрительность, великая болезнь, великое отвращение, великая морская болезнь.

Обманчивые берега и ложную безопасность указали вам добрые; во лжи добрых были вы рождены и окутаны ею. Добрые всё извратили и исказили до самого основания.

Но кто открыл землю «человек», открыл также и землю «человеческое будущее». Теперь должны вы быть мореплавателями, отважными, и терпеливыми!

Ходите прямо вовремя, о, братья мои, учитесь ходить прямо! Море бушует: многие нуждаются в вас, чтобы снова подняться.

Море бушует: всё в море. Ну, что ж! вперед! старые сердца моряков!

Что вам до родины! Туда стремится корабль наш, где страна детей наших! Там, на просторе, более неистово, чем море, бушует наше великое желание!

* * *
29.

«Почему ты такой твердый! — сказал однажды про стой уголь алмазу; разве мы не близкие родственники?»

Почему вы такие мягкие? О, братья мои, так спрашиваю я вас: разве вы — не братья мои?

Почему же вы такие мягкие, такие уступчивые, такие податливые? Почему так много отрицания, отречения в сердце вашем? Так мало рокового во взоре вашем?

И если вы не хотите быть роковыми и неумолимыми: как могли бы вы вместе со мною — побеждать?