Страница:Ницше Так говорил Заратустра 1913.pdf/265

Эта страница не была вычитана

Человѣческое общество: это попытка, такъ учу я, — долгое исканіе; но оно ищетъ повелѣвающаго! —

— попытка:, — о, братья мои! Но не «договоры»! Разбейте, разбейте это слово сердецъ мягкихъ и нерѣшительныхъ и людей половинчатыхъ!

* * *
26.

О, братья мои! Въ комъ же лежитъ наибольшая опасность для всего человѣческаго будущаго? Не въ добрыхъ ли и праведныхъ? —

— не въ тѣхъ ли, кто говоритъ и въ сердцѣ чувствуетъ: «мы знаемъ уже, что хорошо и что праведно, мы достигли этого; горе тѣмъ, кто здѣсь еще ищетъ!»

И какой бы вредъ ни нанесли злые: вредъ добрыхъ самый вредный вредъ!

И какой бы вредъ ни нанесли клеветники въ міръ: вредъ добрыхъ самый вредный вредъ.

О, братья мои, въ сердцѣ добрыхъ и праведныхъ воззрѣлъ нѣкогда Тотъ, кто тогда говорилъ: «это — фарисеи». Но Его на поняли.

Сами добрые и праведные не должны были понять Его; ихъ духъ въ плѣну у ихъ спокойной совѣсти. Глупость добрыхъ неизмѣримо умна.

Но вотъ истина: добрые должны быть фарисеями, — имъ нѣтъ другого выбора!

Добрые должны распинать того, кто находитъ сабѣ свою собственную добродѣтель! Это — истина!

Вторымъ же, кто открылъ страну ихъ, страну, сердца и землю добрыхъ и праведныхъ: былъ тотъ, кто тогда вопрошалъ: «кого ненавидятъ они больше всего?»

Тот же текст в современной орфографии

Человеческое общество: это попытка, так учу я, — долгое искание; но оно ищет повелевающего! —

— попытка:, — о, братья мои! Но не «договоры»! Разбейте, разбейте это слово сердец мягких и нерешительных и людей половинчатых!

* * *
26.

О, братья мои! В ком же лежит наибольшая опасность для всего человеческого будущего? Не в добрых ли и праведных? —

— не в тех ли, кто говорит и в сердце чувствует: «мы знаем уже, что хорошо и что праведно, мы достигли этого; горе тем, кто здесь еще ищет!»

И какой бы вред ни нанесли злые: вред добрых самый вредный вред!

И какой бы вред ни нанесли клеветники в мир: вред добрых самый вредный вред.

О, братья мои, в сердце добрых и праведных воззрел некогда Тот, кто тогда говорил: «это — фарисеи». Но Его на поняли.

Сами добрые и праведные не должны были понять Его; их дух в плену у их спокойной совести. Глупость добрых неизмеримо умна.

Но вот истина: добрые должны быть фарисеями, — им нет другого выбора!

Добрые должны распинать того, кто находит сабе свою собственную добродетель! Это — истина!

Вторым же, кто открыл страну их, страну, сердца и землю добрых и праведных: был тот, кто тогда вопрошал: «кого ненавидят они больше всего?"