Страница:Ницше Так говорил Заратустра 1913.pdf/239

Эта страница не была вычитана

И особенно потому, что враждебенъ я духу тяжа сти, въ этомъ также природа птицы: и поистинѣ, я врагъ смертельный, врагъ заклятый, врагъ отъ рожденья! О, куда только ни летала и гдѣ только ни блуждала моя вражда!

Объ этомъ я могъ бы спѣть пѣсню — и хочу ее спѣть: хотя я одинъ въ пустомъ домѣ и долженъ пѣть ее для своихъ собственныхъ ушей.

Есть, конечно, другіе пѣвцы, у которыхъ только полныя домъ дѣлаетъ голосъ ихъ гибкимъ, руку краснорѣчивой, взоръ выразительнымъ, сердцѣ бодрымъ: — на нихъ на похожъ я.

* * *
2.

Кто научитъ однажды людей латать, сдвинетъ съ мѣста всѣ пограничные камни; всѣ пограничные камни сами взлетятъ у наго на воздухъ, землю вновь окреститъ онъ — именемъ «легкая».

Птица страусъ бѣжитъ быстрѣе, чѣмъ самая быстрая лошадь, но и она еще тяжело прячетъ голову въ тяжелую землю: такъ и человѣкъ, не умѣющій еще летать.

Тяжелой кажется ему земля и жизнь; такъ хочетъ духъ тяжести! Но кто хочетъ быть легкимъ и птицей, тотъ долженъ любить себя самого: — такъ учу я.

Конечно, не любовью больныхъ и лихорадочныхъ: ибо у нихъ и собственная любовь дурно пахнетъ!

Надо научиться любить себя самого — такъ учу я — любовью здоровой и неиспорченной: чтобъ сносить себя самого и не скитаться всюду.

Тот же текст в современной орфографии

И особенно потому, что враждебен я духу тяжа сти, в этом также природа птицы: и поистине, я враг смертельный, враг заклятый, враг от рожденья! О, куда только ни летала и где только ни блуждала моя вражда!

Об этом я мог бы спеть песню — и хочу ее спеть: хотя я один в пустом доме и должен петь ее для своих собственных ушей.

Есть, конечно, другие певцы, у которых только полные дом делает голос их гибким, руку красноречивой, взор выразительным, сердце бодрым: — на них на похож я.

* * *
2.

Кто научит однажды людей латать, сдвинет с места все пограничные камни; все пограничные камни сами взлетят у наго на воздух, землю вновь окрестит он — именем «легкая».

Птица страус бежит быстрее, чем самая быстрая лошадь, но и она еще тяжело прячет голову в тяжелую землю: так и человек, не умеющий еще летать.

Тяжелой кажется ему земля и жизнь; так хочет дух тяжести! Но кто хочет быть легким и птицей, тот должен любить себя самого: — так учу я.

Конечно, не любовью больных и лихорадочных: ибо у них и собственная любовь дурно пахнет!

Надо научиться любить себя самого — так учу я — любовью здоровой и неиспорченной: чтоб сносить себя самого и не скитаться всюду.