Страница:История торговых кризисов в Европе и Америке (Вирт) 1877.pdf/131

Эта страница выверена

голять другъ друга, такъ какъ и демократическія, и вигійскія учрежденія этого рода равно желали упрочить за собою между различными партіями репутацію щедрости. Вслѣдствіе всѣхъ этихъ причинъ, ввозъ въ 1836 г. превзошелъ, какъ уже было замѣчено выше, вывозъ на сумму въ 50,000,000 дол.; разность эта была покрыта американскими векселями, по которымъ теперь предстояла уплата золотой или серебряной монетой. Какъ разъ въ это время состоялось вышеупомянутое распоряженіе союзнаго правительства (такъ называемый (Specie-circular), которымъ покупщикамъ государственныхъ земель и купцамъ атлантическихъ городовъ вмѣнялось въ обязанность уплачивать слѣдовавшіе съ нихъ долги, подати и пошлины, не иначе, какъ звонкою монетою; черезъ это въ государственное казначейство притекло до 50,000,000 дол., отсутствіе которыхъ на денежномъ рынкѣ вызвало большое стѣсненіе.

При обстоятельствахъ, сложившихся такимъ образомъ, повышеніе дисконта англійскимъ банкомъ подѣйствовало, какъ громовой ударъ изъ яснаго неба. Кредитъ, который былъ доведенъ безумными спекуляціями до послѣдней степени напряженія, не могъ устоять, и въ тотъ моментъ, когда насталъ срокъ уплаты по векселямъ, выданнымъ на англійскихъ купцовъ, мыльный пузырь лопнулъ. Ближайшимъ послѣдствіемъ этого было то, что всѣ банки Содиненныхъ Штатовъ прекратили свои платежи. Тотчасъ же билеты ихъ пали на 10—20 процентовъ: билеты въ одинъ долларъ ходили въ Нью-Іоркѣ по 90, а въ Филадельфіи даже по 80 центовъ. Вексельный курсъ на Англію и Францію поднялся на 22%. Вслѣдствіе этого звонкая монета почти совсѣмъ исчезла изъ обращенія. Каждый долларъ и каждая золотая монета, какую только можно было достать, скупались денежными маклерами и отсылались въ Англію. Вскорѣ разразились безчисленныя банкротства. Англійскія фирмы, занимавшіяся внѣшней торговлей, потеряли отъ 5 до 6 милліоновъ фунтовъ ст. Еще тяжелѣе были потери, упавшія на тѣ изъ американскихъ фирмъ, которыя остались состоятельными, и на союзное правительство, которое передъ этимъ раздало часть своихъ денегъ, остававшихся свободными, въ ссуды. Цѣны на товары и на земли пали теперь такъ же низко, какъ онѣ передъ этимъ высоко стояли; въ особенности хлопокъ сталъ продаваться за безцѣнокъ. Когда нужда достигла крайнихъ своихъ предѣловъ, нью-іоркскіе купцы обратились за помощью къ банку Соединенныхъ Штатовъ. Отвѣтъ Бидля, этого столь же беззастѣнчиваго, сколько и ловкаго финансиста, такъ характеристиченъ и такъ хорошо обрисовываетъ его тонко расчитанные планы, что мы должны привести его цѣликомъ. Вотъ этотъ отвѣтъ:

„Милостивые Государи! Я получилъ ваше письмо, въ которомъ вы обращаетесь къ банку Соединенныхъ Штатовъ за его содѣйствіемъ для устраненія теперешняго стѣсненнаго положенія торговыхъ дѣлъ. Совѣтъ директоровъ поручилъ мнѣ заняться пріисканіемъ наиболѣе дѣйствительныхъ средствъ для до-

Тот же текст в современной орфографии

голять друг друга, так как и демократические, и вигийские учреждения этого рода равно желали упрочить за собою между различными партиями репутацию щедрости. Вследствие всех этих причин ввоз в 1836 году превзошел, как уже было замечено выше, вывоз на сумму в 50 000 000 долларов; разность эта была покрыта американскими векселями, по которым теперь предстояла уплата золотой или серебряной монетой. Как раз в это время состоялось вышеупомянутое распоряжение союзного правительства (так называемый Specie-circular), которым покупщикам государственных земель и купцам атлантических городов вменялось в обязанность уплачивать следовавшие с них долги, подати и пошлины не иначе, как звонкою монетою; через это в государственное казначейство притекло до 50 000 000 долларов, отсутствие которых на денежном рынке вызвало большое стеснение.

При обстоятельствах, сложившихся таким образом, повышение дисконта Английским банком подействовало как громовой удар из ясного неба. Кредит, который был доведен безумными спекуляциями до последней степени напряжения, не мог устоять, и в тот момент, когда настал срок уплаты по векселям, выданным на английских купцов, мыльный пузырь лопнул. Ближайшим последствием этого было то, что все банки Соединенных Штатов прекратили свои платежи. Тотчас же билеты их пали на 10—20 процентов: билеты в один доллар ходили в Нью-Йорке по 90, а в Филадельфии даже по 80 центов. Вексельный курс на Англию и Францию поднялся на 22%. Вследствие этого звонкая монета почти совсем исчезла из обращения. Каждый доллар и каждая золотая монета, какую только можно было достать, скупались денежными маклерами и отсылались в Англию. Вскоре разразились бесчисленные банкротства. Английские фирмы, занимавшиеся внешней торговлей, потеряли от пяти до шести миллионов фунтов стерлингов. Еще тяжелее были потери, упавшие на те из американских фирм, которые остались состоятельными, и на союзное правительство, которое перед этим раздало часть своих денег, остававшихся свободными, в ссуды. Цены на товары и на земли пали теперь так же низко, как они перед этим высоко стояли; в особенности хлопок стал продаваться за бесценок. Когда нужда достигла крайних своих пределов, нью-йоркские купцы обратились за помощью к Банку Соединенных Штатов. Ответ Биддла, этого столь же беззастенчивого, сколько и ловкого финансиста, так характерен и так хорошо обрисовывает его тонко рассчитанные планы, что мы должны привести его целиком. Вот этот ответ:

«Милостивые государи! Я получил ваше письмо, в котором вы обращаетесь к Банку Соединенных Штатов за его содействием для устранения теперешнего стесненного положения торговых дел. Совет директоров поручил мне заняться приисканием наиболее действенных средств для до-