Открыть главное меню

Страница:Исторический очерк уральских горных заводов.djvu/8

Эта страница была вычитана

возникло и развилось желѣзное производство, найдено много желѣзныхъ вещей. Въ окрестностяхъ Кривого-Рога и балки Большой-Дубовой найдены даже слѣды древнихъ разработокъ желѣзныхъ рудъ и плавиленныхъ печей. Что скиѳы были знакомы съ желѣзомъ, свидѣтельствуетъ также Геродотъ. Но хотя скиѳы и были родственное намъ племя, тѣмъ не менѣе не славяне. Другой, отличный отъ скиѳскихъ рядъ могильныхъ кургановъ, находится въ центральной Россіи почти во всѣ стороны отъ Москвы; въ нихъ также находятся различные предметы изъ железа. Относительно этихъ кургановъ нашъ археологъ И. Е. Забѣлинъ говоритъ: „если будетъ доказано, что эти могильные курганы суть кладбища тѣхъ именно славянъ, которые, по свидетельству Нестора, жили на этихъ самыхъ мѣстахъ, то мы будемъ имѣть возможность составить довольно верное понятіе о степени искусства выдѣлки металловъ въ эту эпоху“. Тѣмъ не менѣе, тотъ же археологъ не сомневается въ томъ, что „въ древнейшее время нашей исторіи, задолго до принятія Владиміромъ христіанской вѣры, на Руси были уже извѣстны нѣкоторыя ремесла и между прочимъ обработка металловъ. На это указываетъ, напримѣръ, известное преданіе о мечахъ, которыми поляне заплатили дань козарамъ“. Съ большей положительностью можно говорить о первыхъ вѣкахъ сложившейся уже государственной жизни Руси. Уже въ это время славянамъ были известны многіе железные предметы, названія которыхъ постоянно встречаются въ древнихъ памятникахъ. Такъ, некоторые предметы вооруженія — мечи, сабли, копья, рогатины, кончары, сулицы, щиты — упоминаются въ 945 г. въ договорѣ Игоря. Славянамъ были также извѣстны: топоръ или сѣкира, ножъ, ножницы (рѣзальникъ), заступъ (рогалія, мотыка, лыскарь, кирка), котелъ, црѣнъ, пила, долото, сверло, тесло; изъ земледѣльческихъ орудій: лемехъ, рало, коса, серпъ; изъ принадлежностей хозяйства: косари, гвозди, шило, удочка, замки. Изъ кузнечныхъ орудій упоминаются наковальня, молоть, клещи. Разъ существовали орудія производства, то нѣтъ надобности доказывать, что всѣ эти предметы, или по крайней мѣрѣ многіе изъ нихъ, готовились у себя дома; впрочемъ, не лишнее указать, какъ на положительно извѣстный фактъ, что вѣсы и гири, или ставила, пуды выдѣлывались въ Смоленскѣ своими кузнецами. Наконецъ, слова коваль (кузнецъ), ковать встрѣчаются въ самыхъ древнихъ памятникахъ. Въ началѣ XI вѣка на употребленіе и выделку желѣза указываютъ приводимый Несторомъ подъ 1096 г. разсказъ о томъ, какъ мать основателя Кіево-Печерскаго монастыря Ѳеодосія, разгнѣвавшись на него, заковала его въ желѣза. Вообще въ лѣтописяхъ часто упоминаются подъ этимъ наимѣнованіемъ цѣпи, въ которыя славяне заковывали пленныхъ. Не лишнее сослаться также на извѣстное посланіе Даніила-Заточника, въ которомъ упоминается о варкѣ желѣза.

Естественно возникаетъ вопросъ: гдѣ, въ какой именно местности началась въ нашемъ отечествѣ выдѣлка желѣза? Отвѣтить на этотъ вопросъ прежде всего можно такимъ предположеніемъ: первоначальный патріархальный способъ выдѣлки желѣза, вездѣ практикуемый дикими народами и усмотренный въ концѣ XVIII века Мунго-Паркомъ во внутренней Африке, очень не сложенъ и не требуетъ никакихъ, даже самыхъ примитивныхъ механизмовъ: на возвышенномъ мѣсте, болѣе доступномъ притоку воздуха, складывается каменный очагъ, въ который вместе съ сухими дровами закладывается руда; дрова разжигаются; отъ дѣйствія воздуха легкоплавкія части руды отдѣляются, остающаяся губчатая масса приковывается даже на камнѣ ручными молотами. Это первый шагъ къ такъ-называемому сыродутному способу,