Страница:Дуэль в океане (Станюкович, 1902).pdf/35

Эта страница не была вычитана

стрѣльбы въ цѣль послѣ полудня, но стрѣльба была, отмѣнена.

При мысли объ оскорбленіи онъ вздрагивалъ, и изступленіе видимо охватило его.

И онъ написалъ слѣдующую записку:

„Оскорбленіе должно быть смыто кровью. Предлагаю чарезъ часъ драться на матросскихъ пистолетахъ въ моей каютѣ (она больше вашей). Секундантовъ не нужно. Выстрѣлъ послѣ счета „три“ того, на кого выпадетъ жребій. Если не согласны, убью васъ, какъ собаку“.

Байдаровъ разбудилъ дремавшаго дежурнаго вѣстового и велѣлъ ему разбудить Сойкина и отдать записку.

Сойкинъ сладко спалъ, когда вѣстовой его разбудилъ.

Полусонный сталъ читать онъ записку у свѣчки, зажжённой вѣстовымъ, и сонъ вдругъ пропалъ. Сердце упало. Онъ почувствовалъ холодъ, пробѣжавшій, словно струйка, по спинѣ, и ноги стали свинцовыми. Глаза впились въ клочокъ бумажки, и буквы, казалось, увеличивались въ гигантскія буквы и подвигались на него... Тоска охватила его и губы шептали: зачѣмъ!..

Иллюминаторъ то опускался, то поднимался; вода слегка гудѣла, обливая иллюминаторъ и разсыпаясь алмазными брызгами на серебристомъ лунномъ свѣтѣ....

Переборки каюты поскрипывали.

Прошла минута.

— Будетъ отвѣтъ, ваше благородіе? Лейтенантъ безпремѣнно требуютъ.

Сойкинъ очнулся.

Въ головѣ его мелькнула мысль: „Отказаться!..“

Глаза снова читали: „убью, какъ собаку!“

И Сойкинъ черкнулъ на запискѣ: „согласенъ“, сунулъ ее въ руку вѣстового, точно хотѣлъ скорѣе избавиться отъ этого клочка, принесшаго смерть, быстро одѣлся, закрылъ на ключъ двери и сталъ торопливымъ нервнымъ почеркомъ писать письма. Одно матери, другое той женщинѣ, изъ-за которой, главнымъ образомъ,