Страница:Дуэль в океане (Станюкович, 1902).pdf/33

Эта страница не была вычитана

Васильевичъ... Такъ посудите... могу ли я извиняться?..

Голосъ Петра Васильевича звучалъ такъ нѣжно и грустно, когда онъ отвѣтилъ:

— И все-таки должны... Развѣ это расправа... Эхъ, дорогой юноша, труднѣе бываютъ вещи и все-таки... правильнѣе не платить за скверное сквернымъ...

Старшій офицеръ еще говорилъ, разсказывая въ третьемъ лицѣ нѣчто похожее на прежнее свое положеніе, и Сойкинъ, наконецъ, согласился...

— Спасибо... Не надо ли чего?.. Лимонадъ отъ меня требуйте...

Черезъ минуту Петръ Васильевичъ стучался въ двери каюты Байдарова.

— Войдите!..

Байдаровъ сидѣлъ у шифоньерки и писалъ письмо.

Онъ обернулся и, увидавъ старшаго офицера, всталъ.

Его лицо дышало злобой, страданіемъ и рѣшимостью.

— Что прикажете? — рѣзко спросилъ онъ старшаго офицера.

Петръ Васильевичъ, смущенный, словно виноватый, передалъ совѣтъ капитана списаться въ Батавіи съ корвета и прибавилъ, что Сойкинъ хочетъ извиниться передъ Николаемъ Николаевичемъ при всѣхъ товарищахъ въ каютъ-компаніи.

Оба они не глядѣли другъ на друга.

— Я и безъ приказанія капитана спишусь съ корвета. А извиненія Сойкина не желаю! — отвѣтилъ Байдаровъ.

И, помолчавъ, прибавилъ:

— Это вѣрно ваша идея моего удовлетворенія?

— И моя, Николай Николаевичъ.

— Я такъ и думалъ. Вы вѣдь не даромъ необыкновенно христіански терпимы. Объ этомъ весь Кронштадтъ знаетъ! — прибавилъ Байдаровъ и засмѣялся.