Страница:Дуэль в океане (Станюкович, 1902).pdf/27

Эта страница не была вычитана

механика.—И всѣмъ шампанскаго, за скорый приходъ. Однимъ словомъ, за миръ и благоденствіе нашей каютъ-компаніи!..

Петръ Васильевичъ выдержалъ паузу и продолжалъ еще взволнованнѣе:

— А вы, Николай Николаевичъ, ужъ слишкомъ язвите Васеньку... За что-съ?.. Вы все понимаете, а онъ ничего не понимаетъ, такъ зачѣмъ его вызывать на споръ... Это... это... И вообще...

— Что вообще, Петръ Васильевичъ?— съ преувеличенною почтительностью высокомѣрія спросилъ Байдаровъ.

— И вообще... прошу васъ, лейтенантъ Байдаровъ, не заводить въ каютъ-компаніи предосудительныхъ разговоровъ,—вдругъ неожиданно для себя, точно отъ невыносимой боли, крикнулъ Петръ Васильевичъ.

И лицо его побѣлѣло. Челюсти тряслись. И въ глазахъ блестѣли слезы.

Воцарилось мертвое напряженнное молчаніе.

Почти всѣ офицеры строго и непріязненно взглянули на Байдарова и, опустивши глаза на тарелки, стали усиленно ѣсть, точно котлеты интересовали ихъ болѣе всего.

Только Сойкинъ не поднялъ глазъ на- Байдарова. Молодого механика подергивало точно въ лихорадкѣ.

А Николай Николаевичъ Байдаровъ еще выше поднялъ свою бѣлокурую голову. Его красивое, молодое лицо, свѣжее, румяное и холеное, безбородое, съ шелковистыми небольшими усиками, и его голубые, блиставшіе рѣзкимъ блескомъ, глаза были дерзко-вызывающіе. На тонкихъ искривленныхъ губахъ блуждала усмѣшка. Маленькая рука съ кольцомъ на мизинцѣ небрежно играла цѣпочкой на бѣлоснѣжномъ жилетѣ.

Прошла минута, другая...

— Уходите, Николай Николаевичъ!—шепнулъ сосѣдъ его.