Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/112

Эта страница была вычитана
— 97 —


Законное аутентическое толкование должно иметь форму закона и отвечать всем условиям закона. Соображения лиц, имеющих законодательную власть, относительно составленного ими или подвергнутого на их обсуждение проекта закона, не являются аутентическим толкованием этого закона после его издания. В новом законе, имеющем характер аутентического толкования, это свойство должно быть ясно выражено словами или каким-нибудь другим способом, не допускающим сомнения[1], так как в случае сомнения аутентичность толкования не предполагается. Поэтому, если новый закон повторяет содержание старого, но изменяет его редакцию так, что этим разрешается спор, возникший по поводу старого закона, то сила нового закона все-таки распространяется лишь на будущее время и не может применяться к случаям прошедшего.

Так как аутентическое толкование устанавливает смысл толкуемого закона с обязательной силой, то оно имеет обратное действие. Судья, после вступления в силу истолковывающего закона, обязан применять истолкованный закон именно в том смысле, который установлен новым законом, даже в том случае, если аутентическое разъяснение кажется ему неправильным.

Аутентическое разъяснение следует принимать в соображение и при нерешенных еще процессах, пока по ним идет производство в первой или следующих инстанциях. Но раз дело уже решено, и решение вошло в законную силу, то изданное после этого аутентическое толкование на него не распространяется, так как вошедшее в законную силу решение создает для сторон право, основания которого не могут еще раз подвергаться исследованию[2].

  1. Не требуется, чтобы подобный закон был назван именно „аутентическим толкованием“, см. R. G. Е., т. 1, стр. 365.
  2. Спорен вопрос, можно ли на основании аутентической интерпретации потребовать возвращения платежа, произведенного в силу предписания старого закона. Точно также спорно, можно ли опорочить мировую сделку, заключенную при господстве истолкованного закона и на основании другого правовоззрения, чем то, которое было позже установлено аутентическим разъяснением. За возможность опорочения стоят Wächter: Württembergisches Privatrecht, т. 2, стр. 152, Unger, т. 1, § 14, прим. 18; против этого справедливо выступает Windscheid, т. 1, § 33, прим. 4. Это не касается judicata, transacta, linita, см. l. 1, § 12. D. ad S. C. Tertullianum. 38. 17.