Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/63

Эта страница не была вычитана
— 54 —

движеніе матеріи, есть одно и то же, только первое есть дѣйствіе, т.-е. отрицательность, какъ положенная, а второе — движеніе или становленіе, отрицательность, какъ сущее въ себѣ опредѣленіе. Поэтому результатомъ оказывается единство бытія въ себѣ и положенія. Матерія, какъ таковая, опредѣлена или необходимо имѣетъ нѣкоторую форму, а форма есть просто матеріальная, устойчивая форма.

Форма, поскольку она предполагаетъ матерію, какъ свое другое, конечна. Первая есть не основаніе, но лишь дѣйствующее. Равнымъ образомъ и матерія, поскольку она предполагаетъ форму, какъ свое небытіе, есть конечная матерія; она есть также мало основаніе своего единства съ формою, но лишь основа для формы. Но какъ эта конечная матерія, такъ и конечная форма не имѣютъ истины; каждая относится къ другой, и лишь ихъ единство есть ихъ истина. Въ это единство возвращаются оба эти опредѣленія и тѣмъ самымъ снимаютъ свою самостоятельность; тѣмъ самымъ оно оказывается ихъ основаніемъ. Матерія есть поэтому лишь постольку основаніе опредѣленія своей формы, поскольку первая есть не матерія, какъ матерія, а абсолютное единство сущности и формы; равнымъ образомъ форма есть основаніе устойчивости своихъ опредѣленій, лишь поскольку она есть то же самое единство. Но это одно и то же единство, какъ абсолютная отрицательность или, опредѣленнѣе, какъ исключающее единство есть въ своей рефлексіи предполагающее; иначе оно есть одно и то же дѣйствіе сохраненія себя въ положеніи, какъ положеннаго въ единствѣ, или отталкиванія себя отъ себя самого, отношенія себя къ себѣ, какъ себѣ, и себя къ себѣ, какъ къ нѣкоторому другому. Иначе, опредѣленіе матеріи формою есть опосредованіе сущности, какъ основанія, съ собою въ нѣкоторомъ единствѣ черезъ себя само и черезъ отрицаніе себя самого.

Итакъ, оформленная матерія или имѣющая, устойчивость форма есть не только это абсолютное единство основанія съ собою, но и положенное единство. Разсмотрѣнное движеніе таково, что въ немъ абсолютное основаніе изобразило свои моменты вмѣстѣ, какъ снимающіе себя, и тѣмъ самымъ, какъ положенные. Иначе, возстановленное вновь единство въ своемъ совпаденіи съ собою въ той же мѣрѣ оттолкнуло себя отъ себя самого и опредѣлило себя; ибо это единство, какъ осуществленное черезъ отрицаніе, есть также отрицательное единство. Поэтому оно есть единство формы и матеріи, какъ основа первой, но какъ ея опредѣленная основа, которая есть оформленная матерія, но безразличная къ формѣ и матеріи, какъ къ снятымъ и несущественнымъ. Оно есть содержаніе.

с. Форма и содержаніе.

Форма, во-первыхъ, противостоитъ сущности; такимъ образомъ, первая есть вообще отношеніе основанія, и ея опредѣленія суть основаніе и обоснованное. За симъ она противостоитъ матеріи; такимъ образомъ, она есть опредѣляющая рефлексія, и. ея опредѣленія суть самыя опредѣленія рефлексіи и


Тот же текст в современной орфографии

движение материи, есть одно и то же, только первое есть действие, т. е. отрицательность, как положенная, а второе — движение или становление, отрицательность, как сущее в себе определение. Поэтому результатом оказывается единство бытия в себе и положения. Материя, как таковая, определена или необходимо имеет некоторую форму, а форма есть просто материальная, устойчивая форма.

Форма, поскольку она предполагает материю, как свое другое, конечна. Первая есть не основание, но лишь действующее. Равным образом и материя, поскольку она предполагает форму, как свое небытие, есть конечная материя; она есть также мало основание своего единства с формою, но лишь основа для формы. Но как эта конечная материя, так и конечная форма не имеют истины; каждая относится к другой, и лишь их единство есть их истина. В это единство возвращаются оба эти определения и тем самым снимают свою самостоятельность; тем самым оно оказывается их основанием. Материя есть поэтому лишь постольку основание определения своей формы, поскольку первая есть не материя, как материя, а абсолютное единство сущности и формы; равным образом форма есть основание устойчивости своих определений, лишь поскольку она есть то же самое единство. Но это одно и то же единство, как абсолютная отрицательность или, определеннее, как исключающее единство есть в своей рефлексии предполагающее; иначе оно есть одно и то же действие сохранения себя в положении, как положенного в единстве, или отталкивания себя от себя самого, отношения себя к себе, как себе, и себя к себе, как к некоторому другому. Иначе, определение материи формою есть опосредование сущности, как основания, с собою в некотором единстве через себя само и через отрицание себя самого.

Итак, оформленная материя или имеющая, устойчивость форма есть не только это абсолютное единство основания с собою, но и положенное единство. Рассмотренное движение таково, что в нём абсолютное основание изобразило свои моменты вместе, как снимающие себя, и тем самым, как положенные. Иначе, восстановленное вновь единство в своем совпадении с собою в той же мере оттолкнуло себя от себя самого и определило себя; ибо это единство, как осуществленное через отрицание, есть также отрицательное единство. Поэтому оно есть единство формы и материи, как основа первой, но как её определенная основа, которая есть оформленная материя, но безразличная к форме и материи, как к снятым и несущественным. Оно есть содержание.

с. Форма и содержание.

Форма, во-первых, противостоит сущности; таким образом, первая есть вообще отношение основания, и её определения суть основание и обоснованное. За сим она противостоит материи; таким образом, она есть определяющая рефлексия, и. её определения суть самые определения рефлексии и